Яндекс.Метрика мат | Череповецкая истина
ОФОРМИТЬ ПОДПИСКУ
|  | 

Архив метки мат

Автор:ЧИ

«Полный песец»

Череповчанка Ольга Потапкова обратилась к сенатору и экс-мэру Череповца Елене Авдеевой. Ольгу возмутило то, что в череповецких магазинах,  торгующих в том числе и детским ассортиментом, продаются товары с нецензурными надписями. Потапкова просит сенатора пройтись по таким магазинам, убедиться лично, а потом принять соответствующий запрещающий и карающий закон.

 

«Неревибля детский»

В качестве примера Ольга Потапкова приводит сенатору череповецкий магазин «Печальке.net». Именно там череповчанка заметила наиболее шокировавшие её товары. Чтобы было понятно, «Печальке.net» позиционирует себя как магазин оригинальных подарков и необычных сладостей.  По крайней мере, именно так написано на их официальном сайте. Там же утверждается, что (дословно) «здесь каждому найдется презент: женщинам, мужчинам, детям». Получается, что, по мнению печалькинских продавцов, ребёнку можно подарить сумочку с надписью «Принцесса -.банесса», где вместо точки «е». А если ребёнок разревелся, то накормить его леденцами «Неревибля детский» или конфетами «Непсихуйбля универсальный». Ну, а дальше – «Спибля детский». Это, между прочим, шоколад.

А кому, простите, можно подарить неопознанную хрень с надписью «Сосать глубоко, лизать нежно, глотать сладко»? Вряд ли Саша Грей является клиенткой магазина.

 

Нецензурные коннотации

Кстати, по вопросу, какие слова можно отнести к нецензурным, стоит сразу оговориться, что понятие «нецензурная брань» — это лишь составная часть так называемой ненормативной лексики, понятие которой шире и включает в себя не только бранные нецензурные слова (мат), но и неприличные, грубо-просторечные слова и выражения. Суды и Роскомнадзор придерживаются мнения, что бранные и нецензурные коннотации тоже относятся к ненормативной лексике, если в людском сознании вызывают стойкую ассоциацию с тем или иным словом, учитывая контекст. Контекст существенно влияет на смысл текста и его восприятие и, в конечном итоге, на юридическую ответственность.

Часто встречается замаскированная нецензурная лексика. И здесь череповецкий магазин вовсе не одинок. Например, штраф заслужила компания, разместившая рекламный баннер со словами «Полный песец». Суд высшей инстанции счел, что речь здесь идет отнюдь не о белой полярной зверюшке, и компания вполне знала, что делает и на что намекает.

В любом случае, решающее слово за судами. По их мнению, ненормативная лексика — понятие очень широкое, растяжимое и оценочное. Но уже из приведенных примеров видно, что Роскомнадзор, ФАС и суды толкуют норму закона «О рекламе» весьма расширительно. И порой, несмотря на свои же рекомендации о том, чтобы в публичных выступлениях, печати и рекламе хотя бы частично закрашивались неприличные слова, Роскомнадзор и ФАС налагают ответственность на компании за скрытое использование ненормативной лексики.

Если одежда, содержащая нецензурную брань, выставлена в торговом зале или в интернете на всеобщее обозрение и при этом никаким образом мат не заблюрен (размыт), не закрыт и не закрашен — это нарушение. Дело в том, что запрет на публичную демонстрацию мата закреплен законодательно, в том числе и в статье 5 закона «О рекламе».

Заметим, что детей от матерной речи защищает закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Среди детей нельзя распространять информацию, содержащую нецензурную брань. За нарушение этого запрета предусмотрены штрафы и/или приостановление деятельности нарушителя.

Предприимчивым продавцам можно выйти из положения, как это сделали недавно в московском ЦУМе. Нашумевший принт Vetements (футболки с надписью «Иди на …») стал продаваться только в интернете с полностью размытыми матерными словами и пометкой 18+.

 

«ЁбиДоЁби»

Но любопытен также пример, показывающий отношение российского правосудия к использованию пограничных названий. Это история красноярской доставки роллов «ЁбиДоЁби».  Создатели «ЁбиДоЁби» уверяют, что название безобидное, и переводится с японского как «день недели — суббота». Тем не менее, ее имидж целиком состоит из провокационности: например, в ней можно заказать сеты суши «Куни ли», «Бич» и «Сисяке».

Поначалу закон был на стороне сушистов-провокаторов. В 2016 году экспертный совет красноярской антимонопольной службы признал такое наименование не нарушающим закон о рекламе.  Но в 2018 году красноярский пенсионер подал в суд на «ЁбиДоЁби», обвинив ее в использовании матерного коммерческого обозначения. Создатели компании утверждали, что истец пытался их шантажировать. В итоге суд встал на сторону компании: согласно его решению, это название  — не более чем прагматоним японского языка и не противоречит морали и общественным интересам. Роспатент отказал в регистрации товарного знака «ЁбиДоЁби». Тем не менее, компания использует его в качестве коммерческого обозначения, и успешно развивается — сегодня доставка работает в десятках городах России и столице Казахстана. В октябре прошлого года, органы власти перестали благоволить «ЁбиДоЁби» — волгоградское управление ФАС признало название компании и ее наборов роллов непристойными. Теперь в органе планируют инициировать иски об изменении ее наименования.

Некоторым жителям Вологды также показалось, что в названии популярного сетевого кафе японской кухни «Ёбидоёби» используется ненормативная лексика. Реклама доставки суши и роллов находится на одном из зданий улицы Мальцева. Соответствующее заявление вологжане направили в Вологодское УФАС.

«В рекламе не допускается использование бранных слов, непристойных и оскорбительных образов, сравнений и выражений, в том числе в отношении пола, расы, национальности, профессии, социальной категории, возраста, языка человека и гражданина, официальных государственных символов, религиозных символов, объектов культурного наследия народов Российской Федерации, а также объектов культурного наследия, включенных в Список всемирного наследия», — гласит часть 6 статьи 5 ФЗ «О рекламе».

Жители Вологды настойчиво требуют демонтировать рекламную вывеску, аргументируя находящимися рядом детской площадкой и игровым центром. Однако такое мнение выражают не все вологжане, многим название нравится и в нем не видят ничего бранного. Тем более «Ёбидоёби» с японского переводится как «день недели суббота». В результате вологжане разделились на два лагеря: те, кто знает японский, и те, кто нет.

 

«Самых хитрых» — на 15 суток

Мы редко пишем о депутате Милонове. Ещё реже его поддерживаем. Да что «реже», практически никогда. Но в этот раз мы согласимся с рыжим депутатом — он предложил наказывать россиян за использование предметов и одежды с нецензурными надписями. По мнению плохо подстриженного политика, их необходимо наказывать, как и за использование нецензурной лексики в общественных местах, так и за ношение одежды, на которой написаны матерные выражения или слова схожие по звучанию или написанию с нецензурными. Необходимо штрафовать, а «самых хитрых» наказывать исправительными работами или арестом на 15 суток.

– Если человек считает, что это не так, то пусть заказывает экспертизу, что эта надпись нематерная. Он думает, что он самый хитрый? А мы на 15 суток, метлу в руки, и исправительные работы. И посмотрим, кто из нас самый хитрый – он или мы, – цитируют Милонова СМИ. Интересно, что ответит неравнодушной череповчанке Елена Авдеева.

 

Дмитрий Карташов

Автор:ЧИ

«Вы не понимаете, это другое»…

К сожалению, в наше время матерная речь уже никого не удивляет и постепенно переходит в разряд обыденной. Нецензурные слова можно услышать где угодно и от кого угодно. Даже матерящийся школьник, увы, воспринимается многими спокойно. А в соцсетях родители выкладывают «забавные» по их мнению видео, в которых малыши ругаются матом (естественно, не понимая смысла и значения этих слов).

 

Но на самом деле нецензурщина, произнесённая в общественном месте, по закону, является правонарушением. По Административному кодексу мат в общественном месте расценивается как мелкое хулиганство.

Да, по закону должно быть именно так. Но иногда именно представители закона встают на сторону нарушителей, как это вышло в случаях, произошедших с череповчанином Ш.

«Не являются оскорбительными и унизительными»

Так, в середине января между членами ТСЖ произошёл конфликт на лестничной площадке. В одном «углу ринга» была некая супружеская пара С., по словам Ш., имеющая в их доме славу скандалистов, в другом — сам Ш. и несколько пенсионерок, бывших, кстати, учительниц. Мы не будем вдаваться в суть конфликта, она в данном случае не так важна. Важнее то, что изначально нейтральный ход разговора нарушил С., когда начал материть интеллигентных пенсионерок, обращаясь к ним: «З…ли (надоели), б..и (женщины с пониженной социальной ответственностью)!» Ш. снял всё это непотребство на телефон и, присовокупив видео, написал заявление в полицию с просьбой привлечь матерщинника к административной ответственности. «С. в общественном месте выражался грубой нецензурной бранью», — пишет Ш. Однако во втором отделе череповецкой полиции отказываются возбуждать административное дело. Мотивируют тем, что сомневаются в нарушении С., а все сомнения трактуются в пользу привлекаемого лица.

Ш. не успокаивается и жалуется на отказ полицейских в прокуратуру. Надзорный орган поддержал тех, за кем надзирает. «Слова С. не направлены на унижение чести и достоинства какого-либо конкретного лица», пишет прокурор города Юрий Пахолков в определении. ОК, таким образом, мы определили, что слова «З…ли (надоели), б..и (женщины с пониженной социальной ответственностью)!» не являются оскорбительными и унизительными по отношению к тем, в адрес кого они были произнесены. По крайней мере, по мнению череповецкой прокуратуры.

Но, что еще интереснее, не являются они таковыми и по мнению суда! Череповецкий городской суд, рассмотревший заявление Ш., признал, что «С. выкрикивает два нецензурных слова, при этом каких-либо имён и фамилий не произносит, к кому-либо конкретно не обращается», поэтому оскорблением это назвать нельзя. Ну, да. С. не кричал на лестничной площадке «Как ты мне зае…ла Нина Ивановна Иванова, являющаяся, по моему личному мнению, бл..ю». Вот тогда суд, наверное, признал бы это оскорблением…

«Конструктивные элементы речи»

Второй аналогичный случай произошёл в марте. Здесь нападкам подверглась супруга Ш., являющаяся председателем ТСЖ. Понятно, что не у всех жильцов и не всегда деятельность председателя может вызывать одобрение. И вот когда 7 марта Ш. шёл со своей женой возле подъезда его дома, один из жильцов – некто Р. — решил высказать претензии. В нецензурной форме. А самого Ш. жилец обозвал «местным бомжом, б.я».

А после случилось дежа-вю. Ш. написал заявление в полицию, прикрепив видеодоказательство. Полиция в возбуждении дела отказывает, хотя сам Р. признаётся, что высказывал оскорбительные выражения в адрес Ш. Но полицейские не находят в них… умысла. Прокуратура Череповца поддерживает полицейских. Прокурор постановил, что «выражение «местный бомж» не является оскорблением по смыслу статьи 5.61 КоАП». А мат использовался в выражениях Р. …  «для связки слов».

Суд же, куда Ш. обратился за правдой, также решил – дословно: «Используемые Р. в своей речи слова «б.я» и «б..дь», несмотря на то, что являются нецензурными, являются его конструктивными элементами речи». Занавес…

В общем, попробуйте в том же суде, прокуратуре или с полицейским употребить эти «конструктивными элементами речи» или назвать судью, прокурора или сотрудника полиции «бомжом». Вам за это, исходя из вышеописанного, не должно быть ничего. Но лучше всё-таки не пробовать.

Даже если правоохранительные, надзорные и судебные органы не усматривают оскорблений, то, повторимся, по Административному кодексу мат в общественном месте расценивается как мелкое хулиганство. И уже за это надо было привлекать и С. и Р.

Но, видимо, все, как в известном интернет-меме: «Вы не понимаете, это другое»…

Дмитрий КУЗНЕЦОВ.

©2009-2017 Все права защищены. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна