Яндекс.Метрика зона подтопления | Череповецкая истина
ОФОРМИТЬ ПОДПИСКУ
 |  | 

Архив метки зона подтопления

Автор:ЧИ

Кругом вода

В Вологодском районе вновь случилось наводнение. И снова затопило территории, которые уже попадали в зону паводка в 2019 году. Кроме дачных участков в поселках Екимцево и Ананьино вода пришла и в элитный коттеджный поселок «Сосновый берег», построенный в 2014 году в пойме реки Тошня. До сих пор его строительство никак не узаконено. Люди терпят бедствие за собственные деньги, а власть обещает решить вопрос.

 

В списках не значился

История появления коттеджного поселка «Сосновый берег» в Вологодском районе началась в 2013 году. Тогда комитет по управлению муниципальным имуществом заключил договор аренды с ООО «ТеплоДом. СУ №4» о предоставлении для комплексного освоения в целях жилищного строительства земельного участка размером 244 819 квадратных метров, расположенного на территории Лесковского сельсовета в деревне Новое на берегу реки Тошни.

Территория поселка прилегала к пойме реки, и местные жители были удивлены. Старожилы хорошо помнят, как еще 50 лет назад на этом месте стояла вода, и пролегало старое русло. Никаких подготовительных строительных работ меж тем сделано не было.

Позже этот факт объяснили  в  департаменте природных ресурсов и охраны окружающей среды правительства Вологодской области. Оказывается, официально эта территория не была оформлена как водоохранная зона. А в Водном кодексе прописано, что строительство, реконструкция, ввод в эксплуатацию, эксплуатация хозяйственных и иных объектов в границах водоохранных зон допускаются, но только при условии, если они не имеют статуса «Зоны с особыми условиями использования территорий».

«Согласно публичной кадастровой карте в настоящее время зоны затопления, подтопления д. Новое (в месте нахождения поселка «Сосновый берег») на государственный кадастровый учет не поставлены, в Едином государственном реестре недвижимости сведения о них отсутствуют, следовательно, отсутствуют и ограничения использования земельных участков», — пояснили в правительстве Вологодской области.

То есть эти земли по типу земель сельхозназначения, которые не используются и давно поросли лесом, тоже можно считать «белыми пятнами», на которых не распространяется российское законодательство. А разговоры местных жителей, что называется, «к делу не пришьешь».

Поэтому в декабре 2014 года арендатор подготовил и согласовал проект планировки участка, на котором было предусмотрено строительство дамбы вдоль реки, очистных сооружений, водопровода, канализации, двух благоустроенных пляжей, парковых зон с детскими площадками и даже собственного детского сада. Все 24 гектара разбили на 125 участков под индивидуальное жилищное строительство и продали по 110 тысяч рублей за «сотку».

Конечно, никакого детского сада в «Сосновом береге» не построили, как и дорог и, самое главное, дамбы. Пользуясь очередным пробелом в законодательстве ООО «ТеплоДом. СУ №4» просто распродало участки и оставило все эти проблемы на администрацию Вологодского района, которая не имеет права не взять на обслуживание дороги, поскольку в поселке уже поселились и постоянно прописались люди.

А тем временем руководители ООО «ТеплоДом. СУ №4» супруги Артем и Ирина Шиллеры стали фигурантами уголовного дела о крупном мошенничестве и обмане дольщиков. По версии следствия, в период с апреля 2014 года по октябрь 2018 года они под видом участия в долевом строительстве малоэтажных жилых домов в деревне Алексино Вологодского района похитили 116 миллионов рублей. Дома остались недостроенными. Денег нет, но нет пока и приговора.

В октябре 2018 года следствие завершило производство по делу и направило его в суд, однако уже в ноябре суд вернул дело в прокуратуру с формулировкой «обвинительное заключение составлено с нарушениями». В 2019 году дело вновь поступило на рассмотрение в Вологодский городской суд, но 3 марта 2021 года было приостановлено. По информации суда решение связано с тяжелой болезнью одного из обвиняемых. Предположительно это… психическое расстройство, каковое традиционно используется для банального ухода от ответственности в связи с недееспособностью.

 

Лучше поздно, чем никогда

В ноябре 2019 года в «Сосновый берег» пришла вода. Пришла по тому самому старому руслу реки, о котором предупреждали старожилы этих мест. Некоторые коттеджи затопило до второго этажа.

К этому оказались не готовы ни спасательные службы, ни администрация района. Жители эвакуировались сами, кто как мог: на своих лодках или больших внедорожниках.

Тогда было много версий, в том числе конспиративных, о том, что «Сосновый берег» затопило потому, что город Вологда закрыл Михальцевскую плотину, расположенную ниже по реке всего в трех километрах. Эксперты парировали: у плотины есть обводной канал, и закрыть ее совершенно невозможно при высокой воде. Гидротехническое сооружение просто разрушится.

А потом наступил 2020 год, когда были «заморожены» все дополнительные расходы бюджета. Деньги тратились на мобильные бригады, средства индивидуальной защиты, оснащение моногоспиталей. О «Сосновом береге» просто забыли. Никто не позаботился заранее о том, чтобы документально оформить территорию, которую занимает поселок, несмотря на то, что еще в марте 2020 года, накануне повсеместного «ковидного локдауна» департамент градостроительства и архитектуры Вологодской области заявил о необходимости поставить на кадастровый учет подтопляемые территории.

«В едином государственном реестре недвижимости сведения о них отсутствуют, следовательно, отсутствуют и ограничения использования земельных участков, — пояснили в департаменте 2 марта 2020 года. — В соответствии с положениями Схемы территориального планирования Вологодского муниципального района в целях предотвращения возможного затопления и подтопления застраиваемой территории проектом предусмотрено устройство дамбы обвалования.  Департаментом в администрацию Вологодского муниципального района направлено письмо с предложением выполнить запланированные мероприятия по искусственному повышению поверхности территорий, устройству дамб, строительству набережных и берегозащитных сооружений». Примерная стоимость разработки проекта составляла в ценах 2020 года 9-10 миллионов рублей. Но эти средства если и были на тот момент, то очень быстро были освоены эпидемией.

И только в конце марта 2021 года на проект планировки, наконец, выделили уже 15,5 миллиона рублей. До 30 июля 2021 года должны быть обследованы поселки Вологодского района, которые затопило в 2019 году. Это Дубровское,  Пудега,  Шеломово,  Дудинское, Михальцево, Никифорово, Лиминский,  Устье-Вологодское,  Низьма, Лобково, Ивановка, Долгово,  Рогачево,  Спасс, Захарово, Матвеевское, Лапач,  Стризнево, д. Терпелка, Водогино, Лавкино,  Сосновка,  Новое и коттеджный поселок «Сосновый берег».

Специалисты, наконец, должны определить верхние отметки уровней вод, проверить наличие коллекторов и колодцев и изучить данные метеорологических наблюдений за несколько лет. По итогам исследования должны быть определены зоны возможного подтопления, на основе которых будут приниматься решения о подготовке сил и средств в паводковые периоды.

 

Но было поздно

15 апреля в «Сосновый берег» опять пришла вода. И снова – по старому руслу реки.

«С утра ходил по поселку в ботинках, в обед уже плавал на лодке, — рассказал нам местный житель Сергей. — Вода пришла так стремительно, что некоторые даже не успели эвакуироваться».

Система тревожной сигнализации, которая была установлена в поселке после наводнения в 2019 году, не сработала. 44 местных жителя вынуждены были покинуть дома, а одна семья (по слухам это семья владельца подшипникового завода Александра Эльперина) переехала в пункт временного пребывания для пострадавших.

16 апреля в «Сосновый берег» выехали сразу два заместителя губернатора Вологодской области Антон Кольцов и Виктор Рябишин. Заседание штаба было посвящено одному вопросу: «Что делать?». На повестке стояли такие предложения, как дноуглубление (именно этот метод помог Великому Устюгу, но стоил порядка 500 миллионов рублей) и строительство дамбы, которая стоит примерно столько же. Однако решение и того и другого вопроса упирается в федеральное финансирование, а его попросить нельзя, поскольку территории не входят в реестр подтопляемых.

Кроме «Соснового берега» в реестре нет как минимум еще шести таких же проблемных деревень и поселков. Это, в частности, поселок Лесозавод в Усть-Кубинском районе, где в 2020 году жители на две недели были отрезаны от большой земли и жили по графику движения спасательного катера, который отвозил на остров продукты и вывозил контейнеры с мусором. В ноябре 2019 года под водой оказалось село Куность в Белозерском районе, которое никогда не входило в зону риска. В 2020 году стихия накрыла  Верховажье. Причины наводнений неизвестны до сих пор.

Ольга РОЖДЕСТВЕНСКАЯ.

Автор:ЧИ

А караван идет

В Вологде утвердили проект планировки территории, прилегающей к будущему мосту в створе улицы Некрасова. Дорожная инфраструктура пройдет прямо по охраняемым историческим поселениям и территориям, которые попадают в зону подтопления.

 

Попал в историю

Строительство моста в створе улицы Некрасова – самая скандальная тема последних лет.

Очевидно, что мост через реку Вологда областному центру необходим. За последние 15 лет количество личного транспорта выросло с 70 тысяч до 110 тысяч автомашин. Развиваются федеральные торговые сети, которым товары развозят большегрузы. В результате старый центр Вологды просто «задохнулся», а магистральные улицы стоят в «пробках» в часы  пик. Между тем, в Вологде только два мостовых автомобильных перехода через реку, которая делит город на две части. Один из них — Октябрьский мост постройки 1931 года — в 2018 году капитально отремонтировали, но без расширения проезжей части. На это нет ни средств, ни законов, потому что мост расположен в центре исторической застройки. В итоге, несмотря на ремонт, пропускная способность моста не увеличилась, и дорожная ситуация не изменилась.

Впервые о строительстве третьего моста заговорили в Вологде еще в 2002 году. Но моста не в створе улицы Некрасова, а в районе Флотского переулка с другой, южной, части города, который бы уводил транспортный поток из Заречья сразу на федеральную трассу Вологда-Москва. Однако от его строительства отказались. Слишком дорого обходились пролетные сооружения. И тогда городские власти рассмотрели другой вариант — строительство моста в районе улицы Некрасова. Дело в том, что он, во-первых, был бы гораздо короче, а во-вторых, именно в этом месте расположен единственный на реке Вологда остров. Эти два фактора значительно удешевляли проект.

Однако со стороны центральной части города мостовое сооружение будет выходить прямо на исторические поселения и охраняемые территории. Кроме того, имеется информации о том, что в этом районе расположено крупное средневековое захоронение погибших от чумы.

Но это никого не смутило, и администрация города в 2013  году заказала проект моста стоимостью 12 миллионов рублей.  Контракт по итогам конкурсных процедур был заключен с Санкт-Петербургским ОАО «Мостостроительный трест №6». В 2014 году проектное бюро представило проект четырехполосного моста с футуристическими арками, который наводил на мысли, что автор сооружения является большим любителем работ известного испанского архитектора Сантьяго Калатравы.

Но, несмотря на оригинальность исполнения, дальше проекта дело не пошло. Из-за стремительно растущего бюджетного долга города Вологды не могло быть и речи о строительстве моста стоимостью порядка 2 миллиардов рублей.

И к вопросу вернулись уже в 2019 году, выделив на корректировку проекта 35 миллионов рублей. Работы по новому контракту ведет ООО «Фундаметстрой», задача которого сузить мост до двух полос.

 

Закон? Нет, не слышали

А тем временем произошли как минимум два важных события в сфере законодательства.

В декабре 2018 года были приняты новые нормы о границах исторических поселений, куда вошла планируемая для строительства дорожная инфраструктура на подъезде к Некрасовскому мосту. А после паводка 2019 года список подтопляемых территорий в Вологде был расширен, и микрорайон Прибрежный, который расположен в непосредственной близости от реки и от планируемого моста, вошел в их число. А это значит, что строить в этом месте нельзя. Паводок 2019 года показал, что ручей, известный как Кайсаров ручей в древнем поселении, где был основан город, становится похож на полноценную реку во время таяния снега или обильных осадков. А еще несколько лет назад он просто пересыхал в теплое  время года.

В 2019 году против строительства моста в этом месте выступили известные историки и архитекторы, которые указали на нарушения закона в планах проектирования дорожной инфраструктуры именно в этом месте.

«По действующему генплану и действующим строительным правилам подъезды к мосту — это «магистральная улица городского значения» 2-го класса. Администрация города на сайте госзакупок разместила заказ на автодорогу, что в городе, тем более в его исторической части, указанными документами недопустимо», — считает краевед, историк Александр Сазонов.

За подписью градозащитников и архитекторов было опубликовано открытое письмо, в котором говорилось, что дорога с моста пройдет рядом с часовней Белоризцев, связанной и с самой поэтической легендой города, и с самой мрачной страницей вологодской истории. Именно вблизи часовни была захоронена в братских могилах половина жителей Вологды, жертв чумы, в середине XVII века.

Кроме того, планируемое строительство находится в зоне р-12 «Историко-культурные ландшафты, поймы рек и ручьев», утвержденной постановлением правительства области от 24.12.2018 №1200, а также входит в границы зоны охраняемого природного ландшафта – И-6, установленной постановлением правительства области № 2087 от 28.12.2009. Ограничения областных нормативных актов, в том числе принятых менее года назад, не позволяют реализацию данного проекта строительства Некрасовского моста.

Задавались вопросы на «прямую линию» губернатора, писались письма во все уровни власти, но прошло несколько месяцев, и 17 ноября 2020 года администрация города… утвердила проект планировки и  межевания, из которого видно, что никакие доводы власть не убедили.

По улице Некрасова к реке пройдет магистральная дорога, которая на пересечении с улицей Чернышевского будет иметь развязку, позволяющую «увести» плотный автомобильный трафик прямо в места, где расположены охраняемые исторические поселения города. Улицу Некрасова с противоположным берегом соединит мост длиной 243 метра, а впоследствии дорожную инфраструктуру планируется построить в районе памятника археологии «Городище XII -XV веков — место основания города Вологды» и объекта археологического наследия «Поселение Верхний Дол». Сваи будут забиты и вдоль русла Кайсарова ручья.

Но эксперты сообщили: «По результатам выполненных расчётов на двадцатилетнюю перспективу сверхнормативного воздействия на окружающую среду мостовой переход и магистральная улица общегородского значения второго класса оказывать не будут»…

Сам проект моста пока не готов, а это значит, что строительство, которое изначально планировалось начать в 2021 году, снова переносится на неопределенное время. А там…

Семен МАНУЛОВ.

Автор:ЧИ

Люди второй необходимости

В Верховажском районе жителей, пострадавших в результате паводка весной 2020 года, отказываются включать список на выплаты под предлогом того, что они потеряли имущество не первой необходимости. Например, пол под ногами, который оказался совершенно непригодным для использования, имуществом первой необходимости, по мнению администрации, не является.

 

В зоне ЧС 

Наводнение в Верховажье случилось в начале мая 2020 года, когда вышли из берегов реки Вага, Пежма и Терменьга. В селе Верховажье подтопленными оказались 57 домов, еще 19 хозяйств попали в зону паводка в прибрежных деревнях. Количество пострадавших превысило  200 человек.

19 мая спикер областного Законодательного собрания Андрей Луценко заявил, что пострадавшим от паводка выплатят до 35 тысяч рублей на первом этапе оказания помощи.

«Все признанные пострадавшими от паводка семьи по закону имеют право на единовременную материальную помощь, — уточнил Андрей Луценко. — Максимально она составляет 25 тысяч рублей. А если семья является малоимущей, то прибавляется еще до 10 тысяч. То есть на первом этапе пострадавшие могут получить до 35 тысяч рублей. Для этого нужно обратиться в центр социальных выплат, комплексный центр социального обслуживания или подать заявление в электронном виде через портал Госуслуг. Кроме того, комиссия осматривает дома, составляет акты. Эта работа должна быть завершена до 20 мая. В зависимости от уровня ущерба на втором этапе будет оказана дополнительная поддержка».

С момента этого заявления прошло больше месяца, а некоторые жители Верховажья обещанные выплаты так и не получили.  Однако, как оказалось, не все даже признанные пострадавшими жители имеют право на выплаты, потому что есть постановление администрации Верховажского района, где прописаны «особые» условия.

 

Двойные стандарты

На сегодняшний день в адрес правительства с требованием прояснить ситуацию обратились как минимум четверо пострадавших.

«Моя квартира находится на первом этаже, и во время паводка вода поднялась на 25 сантиметров, – пишет одна из жительниц поселка. — Спасти имущество не было времени. В результате пострадала мебель, необходимо менять балки и полы. Я написала заявление, а мне отказали в выплате 25 тысяч рублей. Где же справедливость?».

В ответ правительство области процитировало решение администрации Верховажского района:

«На заседании комиссии 8 июня 2020 года было принято решение об оказании материальной помощи в размере 3 тысяч рублей. В выплате финансовой помощи в связи с утратой имущества отказано по причине неподтверждения факта постоянного проживания в жилом помещении, попавшем в зону ЧС». При этом женщина была признана пострадавшей официально, но денег не получила, потому что не доказала, что проживает в квартире постоянно. А значит, и права на компенсацию в размере 25 тысяч рублей не имеет. Интересно, а почему, в таком случае, региональный оператор по утилизации ТКО считает совсем по-другому и начисляет выплаты по адресу прописки и по адресу остальной недвижимости, вне зависимости от того, живешь ты там постоянно или нет? Какие-то двойные стандарты получаются.

А вот еще одно обращение:

«В результате паводка было повреждено напольное покрытие, стены. Высота воды составила около 30 см выше уровня пола. После схода воды мне пришлось произвести полную замену черного пола, утеплителя, ОСБ, линолеума. Также произведена замена гипсокартона, оклейка обоев. Семья малоимущая. Воспитываю двоих детей, являюсь матерью-одиночкой. Но, по решению комиссии по оценке степени утраты имущества, принято решение об отказе включения меня в список граждан на получение финансовой помощи».

И этому в администрации тоже нашлось объяснение:

«18.05.2020 года на заседании комиссии был рассмотрен акт утраты имущества. В связи с тем, что утрата имущества первой необходимости не подтверждена в акте обследования, комиссия приняла решение об отказе во включение в список на получение финансовой помощи. На заседании комиссии 03.06.2020 года был рассмотрен вопрос оказания гражданам, попавшим в зону ЧС, единовременной материальной помощи. Принято решение об оказании единовременной материальной помощи в размере 3000 рублей».

Еще одна семья, признанная пострадавшей, не получила компенсационную выплату, потому что не представила выписку из Росреестра на регистрацию недвижимого имущества.

Что происходит и что входит в этот пресловутый «перечень пострадавшего имущества»?

 

Докажи, или иск проиграешь

Ответ на этот вопрос мы нашли в документе, опубликованном на сайте администрации Верховажского района 14 мая 2020 года. Он называется «Об утверждении Порядка использования бюджетных ассигнований резервного фонда».

По пунктам в нем прописано, что право на компенсацию имеют пострадавшие, чья квартира или дом, которые попали в зону чрезвычайной ситуации, является единственным жилым помещением, находящимся в собственности гражданина или занимаемым им по договору найма. При этом есть еще одно обязательное условие: постоянное проживание в помещении и регистрация по месту проживания, либо договор найма. То есть, если люди живут в съемной квартире, а договора нет, то ни собственник жилья, ни те, кто его снимает, выплат не получат, даже если будут признаны пострадавшими. Придется обращаться в суд, чтобы доказать, что они действительно жили в доме, который попал в зону паводка.

А вот и список имущества первой необходимости. Приведем его полностью, потому что впоследствии он может оказаться полезным кому-нибудь еще:

предметы для хранения и приготовления пищи — холодильник, газовая плита (электроплита) и шкаф для посуды;

предметы мебели для приема пищи — стол и стул (табуретка);

предметы мебели для сна — кровать (диван);

предметы средств информирования граждан — телевизор (радио);

предметы средств водоснабжения и отопления (в случае отсутствия централизованного водоснабжения и отопления) — насос для подачи воды, водонагреватель и котел отопительный (переносная печь).

Критерием утраты имущества первой необходимости считается факт невозможности его использования. 25 тысяч рублей на все, хотя на эти деньги можно купить только либо холодильник, либо диван.

И письма, и ответы, и документы есть в свободном доступе на официальном сайте правительства Вологодской области и администрации Верховажского района.

Ксения ВЕРЕЩАГИНА.

 

©2009-2017 Все права защищены. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна