Яндекс.Метрика земельный участок | Череповецкая истина
ОФОРМИТЬ ПОДПИСКУ
 |  | 

Архив метки земельный участок

Автор:ЧИ

Велика Россия, а места нету

В нашу редакцию обратилась Екатерина Павловна Бойко. Она жила в Прибалтике. Сейчас женщина на пенсии, живет в России. Как она сама говорит, «переехала на свою этническую Родину». У Екатерины Павловны есть ощущение, что Россия ей мачеха, а не родная мать. Предлагаем вашему вниманию письмо Екатерины Павловны (орфография и стилистика автора сохранены).

О земле

«В 1999 году вологодским землеустроительным проектно-изыскательным предприятием была проведена инвентаризация земель Батранской сельской администрации. Имеется чертёж с кадастровым номером, где были обозначены границы, номер землепользователя, площадь, масштаб. Документ был согласован, стоят подписи председателя комитета по земельным ресурсам и землеустройству Череповецкого района, главы Батранской администрации, землеустроителя, двух инженеров, проводивших инвентаризацию, и оператора.
Хороший документ. Жители до этого и после уже десятилетиями пользовались и продолжают пользоваться этой землёй в пределах обозначенных границ и соток.

Еще моя сестра Евстолия Павловна, имеющая свой участок как колхозница в 40 соток (ныне он принадлежит мне), сделала геозамеры. Документы лежали в столе. Вот уже сестры нет, но жизнь продолжается в прежнем порядке. Точнее, продолжалась до тех пор, пока соседка-дачница не стала тоже делать геозамеры, чтоб завещать участок внуку. Она наняла нотариуса, которая пришла и спросила наши документы. Очевидно, посмотрев, что ей надо, пошла от другого соседа замерять ширину нашего участка со стороны улицы и через 20 метров остановилась как раз в конце пруда и сказала, что остальная часть заулка отойдёт дачнице. Я спросила: «А как же я буду подъезжать к дому?» Она ответила: «Через пруд». Это пожилому человеку надо так сказать, да ещё с улыбочкой!

Когда я пришла в дом, стала смотреть документы, не скрою, была поражена: на документе с архива стоял прямоугольник, размеры которого площадью 33 сотки. Таких параметров никогда не было, даже когда тут жили другие люди. Я обратилась к главе, но он с сослуживицей приехал спустя месяц, когда геозамеры уже были сделаны. Увидев колышки и натянутый шпагат, он спросил, что это такое. Я ответила, что землю хочет занять дачница. Он пошёл отмерять от соседа и указал на место, где стоял угловой столбик: «Вот ваша граница». Заулок был огорожен, но деревянные столбики сгнили, и я хотела заменить их на металлические.

И вот, как в басне: «На ту пору голодный рыскал волк. Ягнёнка видит он. На добычу стремится» Волк уволок ягнёнка, а у нас уволокли заулок. Правда, глава предложил заулок сделать ничейным. Я согласилась.

После этого я была у геодезиста Голубенкова. Спросила, почему не оставили места, чтобы пройти к дому. Он ответил, что так показала хозяйка.

Когда председатель сельсовета приезжал, в руках у него была бумажка. Я попросила показать. Нехотя дал. В доме я посмотрела её, а это оказалась копия чертежа с кадастровым номером, где у моей сестры Евстолии Павловны числилось отошедшие ныне мне 40 соток в границах фактически принадлежавших ей этих соток.

Я снова пошла к председателю, потому что мне, действительно, не то, что проехать, а даже пройти нормально нельзя, потому что дальше пруд, и здесь жители берут воду, и канавка, куда с улицы стекает вода. Это надо только видеть! Он ответил, что все 33 сотки нам отмеряны. Я спрашиваю: «А где ещё 7 соток?»

Молчит. Я жду ответа. Пауза затянулась. Сидя нога на ногу, постукивая пальчиками по столу, чиновник ответил: «Ничем помочь не могу». А вошедшая землемер раздраженным голосом ещё сказала: «Вам всё замерено, что ещё надо?» Ну что мне ещё ждать? Пошла восвояси. Если вы приезжаете с бумажкой, где указано 40 соток, и тут же говорите про 33, то просто слов нет.

Уговаривали дачницу оставить мне проезд к дому, но она не согласилась. Ранее я даже просила продать этот заулок, но и на это согласия не получила. Мне заявили, что разрешение на дополнительные сотки (так называемые Путинские) спрашивать у муниципального образования Югское не надо, они не указ, так ей сказали где-то в Череповце, что они сами командуют землёй и что теперь уже ничего сделать нельзя.

Землемер предложила мне подъезжать с противоположного конца усадьбы. Хороший выход из положения! Остаётся снять на кинокамеру, как старушка, утопая в снегу до того места, откуда растут ноги, на саночках везёт бидон с водой по полю. Так в таком возрасте уже и ноги-то не вытащить, так что уж тогда катком надо. В деревне воды нет, и люди ездили и ездят за водой на льнозавод.

О себе

Я помню, в войну трехгодовалая сидела одна дома, а по мере взросления работала в колхозе. Когда сестра научила меня косить, ходила с ней. Идёшь в 4 утра, глаза закрываются, спать хочется. Чего — ведь ребёнок ещё. Чаю попьёшь и опять: то сено сгребать, то шевелить, то копнать и так далее, и тому подобные работы.

Так получилось, что жила в Прибалтике. По сложившимся обстоятельствам пришлось переехать на так называемую этническую Родину в деревню, где родилась. Имею статус вынужденного переселенца. Когда в очередной раз, приехав к родственникам, спросила у председателя земли соток 6-8, чтоб построить какую-нибудь хибару, он ответил, что свободной земли нет. Можно поверить. Только после этого в деревне человек построился и усадьбу намеряли. Рядом ещё соток 10 свободных, да и около деревни ещё участки по 20 соток.

Стоит глянуть на этот чертёж. Да и дочери рядом с собой в кусточках теремок построил и заулок впереди — целое поле.

Ну, да ладно. Лезу не в свое дело. Простите. Я хочу спросить: если этот чертёж не утверждён, то кто должен это сделать? Ведь должен же документ иметь юридическую силу! А то получается, что де-факто есть, а де-юре — нет. Говорят, чтобы я подавала заявление в суд.

Почему обращаюсь к Вам? Да потому, что это чьи-то недоделки в районе, наверное. И для этого нужен нажим сверху.

И знаете, я столько уже натерпелась от моей Родины-матери. При переезде всё сделала через посольство. Пенсию назначили сначала 1300 рублей, потом еще 1400. Потеряла 30 тысяч рублей (назначали в Москве) и всё ниже средней, если зарплата средняя 270 рублей, стаж более 30-ти лет. Новенькую машину здесь уже в Вологде замылили (отобрали), еще гарантийный пробег не был использован, получила ее на работе в Латвии.

Сын погиб на работе в Москве. Теперь вот с землёй такое. Ведь ежедневно приходится пробираться около пруда на улицу и чувствовать это. Муж умер.

Я буквально вся на нервах. Так помогите же, пожалуйста!

Вот когда я «отвоюю» оставшиеся сотки с заулком, тогда с «девками» и будем советоваться, как лучше использовать землю. Где сеять, косить или сажать. А время сейчас не шуточное, со сложившейся международной обстановкой все сядут на землю. Мы не должны морковку и прочее возить из-за рубежа, когда всё растёт у нас на Вологодчине, а снабжать северные районы своими овощами. А без бананов обойдемся, если нет валюты. Пора детей приучать работать на земле и есть экологически чистые овощи.

Да! Этот вопрос с нашей усадьбой надо срочно решать, потому что в конце усадьбы с обеих сторон геозамеры еще не деланы, а сделают, то получится, как с заулком. А за инвентаризацию я согласна заплатить.

Продолжение письма

Вся суть дела в том, что раньше человек строился, а потом ему нарезали землю для ведения личного подсобного хозяйства. Служащим по 15 соток, а колхозникам по 35. А в 1999 году замеряли всё вместе с домом, дровяником, собачьей конурой, заулком. И что теперь от каждого участка будут отрезать эти сотки? Мало пустующей земли? Едешь в Череповец, по обеим сторонам поля, заросшие кустарником. Или кто-то ещё не наелся ею?

Это проблема не только моя. С кем ни поговоришь, все жалуются. А один товарищ жил не тужил, пока сосед не стал замерять свой участок, и оказалось, что полдома его стоит на соседской территории. Я ещё не верила, всё «каркала»: как так? Не может такого быть! А теперь не «каркаю». Был бы у нас в заулке гараж с кессоном, то тоже отошёл бы соседке.

Сколько газетных киосков позакрывали. А одного журналиста засудили на 240 часов физических работ. Описал факт, не называя фамилии, имени, отчества, а господин Позгалев принял на свой счет. Прокурор засудил журналиста, якобы за клевету. Пожаловался в СФ, ему ответили, что не имеют права заставить Позгалева ответить на его вопрос: где клевета?

Ещё раз прошу помочь, куда обратиться мне. Заранее благодарю. Бойко Екатерина Павловна, деревня Барское поле, дом 5, Череповецкий район, Вологодская область».

К публикации подготовил Эльшан ИСАЕВ.

Автор:ЧИ

Без права на жизнь

Мы редко выносим на первую полосу частные темы, темы, которые касаются судьбы одного человека. Но этот случай – как раз достоин первой полосы. Исполнилось 6 лет с начала борьбы череповчанки Наталии Салытковой за свои права. Противник ей достался могучий – акционерная финансовая корпорация «Система» в лице холдинга «Segezha Group» и ее подразделения «ЛПК Кипелово». Лесопромышленный концерн 15 лет использовал участок Наталии Анатольевны, изгадив его до невозможности.

Начало истории

«Сил моих не хватает, руки опускаются, а вера в порядочность и справедливость падает», — говорит Наталия Анатольевна.

В 90-е годы Салтыкова получила участок на полях Алёшинского сельсовета в Кирилловском районе. Несколько лет вместе с мамой она сажала на нем картошку. А потом ее дочери поставили редкий диагноз. Её бабушка купила коз и засеяла участок клевером, хотела поддержать здоровье ребёнка козьим молоком. Клевер окашивали ручными косами – других не было.

В 1997 году мама Наталии Анатольевны умерла.  А в 2009 она сама заболела раком. На жизнь у них с дочерью были две пенсии – ребенка-инвалида и матери-инвалида. Каждая — 2071 рубль. «Жить было сложно, родных схоронила давно, помощи нет», — так описывает свою жизнь начала 10-х годов Наталия Салтыкова.

В 2013 году она решила продать участок в деревне Крапивино Кирилловского района. Взяв выписку в Росреестре Кириллова,  обратилась в агентство и вместе с риэлторами поехала на место.

«Мой участок оказался в центре непонятной лесобазы, которой раньше здесь не было… Въезд на участок перегораживал шлагбаум, перед ним стоял щит «Въезд запрещён!» Рядом высились постройки: дровяник, туалет, колодец, вагончик-контора. Мы с риэлторами пролезли за шлагбаум, и пошли на мой участок. То, что осталось от участка, было раскурочено техникой — глубокие колеи, фактически по центру участка вырыт ров. По всей длине участка валялись  брёвна, проволока, тросы. Прямо по участку была проложена дорога, подсыпанная щебнем, стояли бочки с соляркой и разная техника, тут же валялся ковш от бульдозера», — так описывает Наталия Анатольевна свой первый визит на участок после большого перерыва.

Глава Алешинского поселения Надежда Морозова с деревенской непосредственностью обвинила в порче участка… саму Наталию Салтыкову. Прямо так и написала (документ есть у нас в редакции) в ответ на требование разобраться: «Длительное время участок по назначению не использовался, это привело к тому, что ЛПХ «Кипелово» самовольно использовало его в своих целях».

Железная логика. А если у собственника есть квартира, в которой он не живет, выходит, что её самовольно могут занять бомжи, а виноват в этом будет владелец? Увольнять надо глав поселений за такие ответы.

Отказать!

Но это было только начало. Женщине-инвалиду пришлось брать два кредита — на проведение экспертизы участка: на самом ли деле он испорчен и на оплату госпошлины, работы адвоката. «С самого начала, суд был против, зная моё положение, как инвалида, и то, что для суда я уже взяла кредит. Судья обязал в течение пяти календарных дней положить деньги на депозит суда, полностью оплатить стоимость экспертизы — 80 тысяч рублей, хотя эксперты были согласны на половину суммы сразу, а на вторую половину — предоставить рассрочку», — рассказала Надежда Салтыкова.

Ответчик признал вину, и освободил участок от техники, убрал бревна, однако отказался возмещать ущерб. Со слов местных жителей, работающих в ЛПК, каждые три года на базе предыдущего возникает новое предприятие, и всех их увольняют со старого и переустраивают на новое. Только вывеска на въезде остается прежней — «ОАО ЛПК «Кипелово».

В течение трех лет с участием землеустроителей, кадастровых служб, судов и прокуратуры Наталии Салтыковой удалось восстановить границы её участка, захваченного лесозаготовителями.

Кирилловский районный суд 5 лет назад отказал Наталии Салтыковой в удовлетворении иска, причем изначально она просила всего 271 тысячу рублей. Отказал суд и во второй раз после получения экспертизы с заключением об ущербе на 2 миллиона. Земля загрязнена нефтепродуктами, в ней лежат куски стальной сетки, части бревен, на участке тяжелой техникой проезжены колеи, почти посередине участка пролегает канава, которую уже начало затягивать мхом – так написали эксперты.

В решении суда есть формулировка «факт повреждения земельного участка не был доказан» и далее — «Из исследованных в суде доказательств не следует, что выявленные экспертом повреждения земельного участка были причинены именно ООО «Кирилловский ЛПХ». Так раньше называлось «ЛПК Кипелово».

«Кажется, только российский суд может использовать  в своем решении формулировку «из доказательств не следует», — говорит Наталия Анатольевна.

Есть ли надежда?

Сейчас Наталия Салтыкова инвалид первой группы, которую ей дали пожизненно. Зрение уже не восстановится. 18 апреля Наталия Анатольевна ездила на свой участок вместе с соседкой — Надеждой Фёдоровной Малышевой, пенсионеркой по старости с 1990 года. Она давно не выходит из дома, дети и внуки привезли её попрощаться с собственной землей, которую ей выдал сельсовет. Участки Малышевой и Салтыковой находятся рядом.

Пришли. А на них… горы леса. Бревен, приготовленных под погрузку. А вокруг земляные холмы. И колеи от тяжелых тракторов… 84-летняя бабушка написала заявление в прокуратуру, а в нем – во многом то же самое, что было в жалобах Наталии Салтыковой.

Получится ли добиться справедливости?  Противник могучий – акционерная финансовая корпорация «Система»: холдинг «Segezha Group», «ЛПК Кипелово». Знаете, кто работает в «Segezha Group» вице-президентом по работе с государственными органами? То есть непосредственно решает вопросы с местными администрациями? Алексей Шерлыгин – бывший первый заместитель пока еще действующего губернатора Олега Кувшинникова.

Основной владелец корпорации «Система» — 70-летний капиталист Владимир Евтушенков. В 2014 году Следственный комитет обвинял его в причастности к отмыванию денег, из-за чего миллиардер был помещен под домашний арест. Потом его выпустили. До посадки не дошло. В 2015 году Евтушенков обещал вложить в Вологодскую область 8 миллиардов рублей, развивая у нас лесозаготовку, переработку леса, информационные технологии, телекоммуникации, транспорт, инновации. Похоже, дело ограничилось выделением делянок под вырубку леса, где заготавливают сырье для ЦБК и деревообрабатывающих комбинатов.

Думаю, вам понятно подобострастие исполнительной и судебной власти Кирилловского района и всей Вологодской области перед людьми могучего капиталиста, для которых любой, кто, как им кажется, стоит у них на пути – убогий человечишко без роду-племени, не имеющий прав.

Ни права собственности, ни права на судебную защиту, ни в более широком смысле — права на жизнь.

Семен МАНУЛОВ.

©2009-2017 Все права защищены. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна