Яндекс.Метрика цензура | Череповецкая истина
ОФОРМИТЬ ПОДПИСКУ
 |  | 

Архив метки цензура

Автор:ЧИ

Охота на ведьм

Сегодня мы можем с уверенностью констатировать — пандемия коронавирусной инфекции развязала руки властям в безжалостной борьбе не только с отдельными неугодными личностями, с «особым» мнением и независимыми СМИ, но и с журналистикой в целом. Свобода слова, провозглашенная в Конституции, отныне произносится исключительно в кавычках. Хотя закон о СМИ существует, однако, права журналистов на добычу и донесение объективной информации общественности изрядно поруганы.

 

Изготовление «правды»

Наличие собственного, отличного от официального мнения и использование альтернативных источников информации сегодня могут стать основанием для уголовного преследования «работниками пера».

Есть в структуре областного правительства департамент внутренней политики. О нем и его талантливом руководителе «Череповецкая истина» писала неоднократно. В структуре департамента есть Управление информационной политики. Это ведомство сейчас отвечает за «изобретение правды» и изобличение «не правды». Своего рода эксперт, который считает, что владеет всей информацией официальной и неофициальной. Именно это подразделение правительства пишет речи губернатору и заместителям, формирует отчеты практически обо всех событиях и происшествиях в области.

Далеко ходить не нужно – вспышка вируса в вологодских медицинских учреждениях на прошлой неделе осталась незамеченной властями. Руководитель департамента здравоохранения, отвечающий в столь ответственное время за здоровье вологжан и безопасность медицинских учреждений, не наказан. Официальная же новость того злополучного дня – «Губернатор переживает о значимом событии в регионе празднике «Ночь музеев», но находит возможность его проведения в онлайн варианте».

Правда, находчиво? Зачем нужен акцент на реальной проблеме? Специалисты информационной политики уже расставили приоритеты. Ведь именно они определяют значимость событий практически во всех СМИ региона. И если бы не независимые СМИ, сообщающие о реальном положении дел в регионе, может быть об этом никто бы и не узнал. С завидным упорством Управление информационной политики наводит «порядок» даже в интернет пространстве, оценивая любую опубликованную информацию на наличие признаков «фейка».

 

Под одну гребенку

или «Секретные материалы»

Вместе с пандемией коронавируса в нашу жизнь плотно вошли изменения в основах законодательства. В Уголовный кодекс экстренно была введена статья 207.1. «О публичном распространении ложной информации о коронавирусе». Санкции невелики — от штрафа до ограничения свободы. Однако по всем канонам применения уголовного преследования, возбуждение уголовного дела по признакам состава преступления дает право борцам за правопорядок на проведение всех сопутствующих мероприятий – от обысков до задержаний, избрание меры пресечения, изъятие «вещественных доказательств» в виде оргтехники и смартфонов, являющихся инструментами труда журналистов. Другими словами, парализовать работу любого СМИ или правозащитной организации по «подозрению» можно одним заявлением в УМВД о наличии в публикации отдельных СМИ сомнительной информации. Фас, граждане силовики, проверьте! Ведомства оперативно реагируют. А касалась ли информация коронавируса и подпадает ли мнение журналиста под статью УК? Разберемся. Пока создадим раздражителю кучу проблем.

Перейдем к фактической стороне. В прошлом номере мы писали о «Спецоперации департамента внутренней политики», когда «Череповецкая истина» стала заложником ситуации, искусственно созданного вброса ложной информации. В итоге главный редактор и корреспонденты несколько дней давали показания в органах внутренних дел.

А ведь журналистика и заключается в умении найти информацию, грамотно разобраться и дать на оценку общественности. Но это возможно в цивилизованном мире. В нашем регионе любое СМИ может запросто стать жертвой хитроумного плана, разработанного властями.

Другое популярное интернет-издание опубликовало информацию, основанную на жалобах работников медицинского сектора о нехватке спецодежды. Управлением информационной политики данная информация была оценена – «не правда». У нас медперсонал укомплектован всем необходимым на 100 процентов. Как же не поверить власти? Итог – расследование обстоятельств публикаций в следственном комитете. А следом началась охота на ведьм – нет, не думайте, речь не идет о том, чтобы разобраться в озвученной проблеме и устранить ее. Охота направлена на выявление сотрудников, которые дали СМИ «недостоверную» информацию.

В одной из недавних публикаций на сайте «Череповецкой истины» журналисты акцентировали внимание читателей о несоблюдении отдельными сотрудниками УМВД Вологодской области правил временной самоизоляции после командировок в другие регионы. Это прописано и в федеральных, и в региональных постановлениях.

Вы думаете, что руководство устремилось исправлять сложившуюся ситуацию? Почти угадали. Главного редактора «Череповецкой истины» опрашивали теперь уже сотрудники отдела собственной безопасности областного УМВД. Охота на ведьм началась и в этом ведомстве. Цель, скорее всего, не установить виновных в опубликованных на сайте фактах, а выяснить источники получения изданием информации.

Есть данные, что руководством УМВД области даже дано распоряжение о проведении комплекса оперативно-розыскных мероприятий для выявления сотрудников, которые предоставляют газете «Череповецкая истина» «недостоверную» информацию о ситуации, которая сложилась с коронавирусом в ведомстве. Другими словами, оперативникам поставлена задача установить возможных информаторов.

Теперь о самом странном. Не так давно «Череповецкая истина» писала о злоключениях епископа Флавиана. Не будем детально вникать в суть публикации. Напомним лишь, что епископ оказался участником череды событий, когда сотрудники силовых ведомств накрыли в его питерской квартире нарколабораторию, выявили сомнительные нетрадиционные связи с неким Каином Монтанелли, обнаружили связь с церковными мошенниками. Итогом стало решение патриарха Кирилла о ссылке Флавиана в монастырь, а в уголовном процессе он получил статус свидетеля.

Спустя некоторое время в группу газеты в ВК обратилась череповчанка, которая настойчиво пыталась выяснить источник данной информации. Заметим, что событие приобрело федеральный масштаб. О нем неоднократно упоминали столичные СМИ. Следуя закону о СМИ, гражданке было отказано в разглашении источника информации.

Что вы думаете? На прошлой неделе в редакцию пожаловал участковый уполномоченный УМВД. Оказалось, что череповчанка осталась не удовлетворена отказом главного редактора и обратилась с заявлением в правоохранительные органы. Посмотрим на ситуацию детально: ни у главного героя публикации, ни у сотрудников правоохранительных органов, ни у Патриархии, ни у других участников, упомянутых в статье, нет сомнений в ее правдивости. Опять же обратившаяся женщина не высказала возмущения или претензий. Ее просто интересовал источник информации.

Очевидно, что она действовала в интересах и по наущению кого-то. Вот вы бы стали, будучи обычным читателем, пытаться выяснить природу вещей? Скорее всего, нет. А тем более бегать по инстанциям с жалобами о сокрытии журналистами источника информации.

Как и следовало ожидать, полицейский опросил главного редактора о происхождении информации, получив ссылку на нормы законодательства. Казалось бы, и смех, и грех.

 

Копнем глубже

Общественно-политическое независимое издание «Череповецкая истина» существует более 10 лет. За время работы журналисты публиковали множество «острых» материалов. Правда существует не только в пресс-релизах, отточенных специалистами Управления информационной политики или их коллегами из различных ведомств. События происходят в кабинетах и на улицах. Нарушение закона представителями власти, коррупция, панибратство, воровство, имеющие место в регионе. И хотя об этом  принято молчать в официальных заявлениях и пресс-релизах, многие из этих противозаконных действий выявляется не правоохранительными органами, а профессиональными журналистами.

Это их долг перед читателями, зрителями, слушателями. Доносить правду, истину, не прикрытую странными объяснениями и завуалированную красивыми словами и нелепыми обещаниями. За время существования газета имела несколько судебных прецедентов, когда приходилось доказывать правдивость публикаций. И в большинстве случаев судебные процессы заканчивались примирением сторон или победой издания. «Череповецкая истина» сталкивалась и с неприкрытым давлением – почти все время существования газеты ее создатель находится под постоянным прессингом со стороны УМВД. Просужены сфабрикованные уголовные дела, цель которых – нанести материальный ущерб изданию.

Но такого беспредела с откровенным вмешательством в работу журналистов, пожалуй, не было никогда.

Сегодня мы становимся свидетелями того, как на территории отдельно взятого региона путем давления и провокаций вводится откровенная цензура. Не удивлюсь, если в самом скором времени журналистов обяжут предварительно согласовывать статьи с «экспертами» областной администрации. И цель будет достигнута – реальное положение вещей в регионе приобретет статус секретной информации, а виртуальное создаст иллюзию честной политики, кристально чистых на руку чиновников, профессиональных управленцев, легко справляющихся с любой вероятной неприятностью.

Борис ЖУК.

Автор:ЧИ

Письма горя и разлуки (продолжение)

 

Наступила весна 1942 года. Весна и раньше была для крестьян тяжелым временем. Запасы прошлогоднего урожая подходили к концу. До нового еще далеко. Историки религии считают, что Великий пост был введен не только из-за вопросов веры, но и потому, что последние месяцы – это месяцы, когда кончаются хлебные запасы, а до нового урожая еще надо дожить.

А тут война. Население может рассчитывать только на собственные силы, да мизерное распределение продуктов по карточкам, а в сельской местности и на карточки-то нельзя ничего купить.

Ничего еще не выросло, ягод и грибов нет. Даже крапива для щей еще не проклюнулась из земли.

Можно собрать на полях перезимовавшие под снегом колосья ржи. Весной уже за это не грозит тюремное заключение, как за воровство колосков с колхозных полей, когда за несколько десятков колосков суд мог дать до 2-х лет тюрьмы.

И пошли женщины, мальчишки и девчонки разгребать весенний наст руками, собирать промерзшие колосья. Дома колосья сушились, выбивалось зерно, его толкли в ступках. Из грубой муки, ах, какое наслаждение, есть ржаные лепешки – почти настоящий хлеб. Или варили кашу с добавлением молока, у кого еще коровы не пали от бескормицы.

Голод, тиф и еще неизвестная болезнь.

Из писем, изъятых военной цензурой:

… «Вчера вечером узнала неприятную новость, то спешу ее описать. Как только стаял снег, все колхозники, а также и служащие, ввиду недостатка хлеба (в том числе, и мы ходили собирать колоски на полях), сушили, мололи и ели такой хлеб. Теперь по истечении 30-40 дней пошли массовые заболевания у тех людей, которые хотя бы немного употребляли колосья. В этих колосьях содержатся бактерии, которые вызывают кровотечение через нос, и человек умирает. Вчера говорил врач, что болезнь эта смертельная и неизлечимая, еще ее исследуют. Ездит по сельсовету комиссия, берут у всего населения кровь, выявляют зараженных. Мы тоже часть крупы из этих зерен употребляли около 1 кг, так что может быть, тоже заразились и последует смерть после 40-45 дней. Особо жаль Галю – я ей варила кашу на молоке из этой крупы…»

… «Сейчас у нас многие болеют, даже помирают, из носа и рта течет кровь и помрут, не могут определить болезнь…»

… «Чувствую себя неважно, у обеих с Марией наверно цинга, распухли десны, ноги начинают пухнуть»

… «У нас тиф в деревне, сперва залежала Жени жена, они жили вместе с Пашкой, не свезли в больницу, после разразила по всей деревне. Моховы — лежала вся семья, теперь стало лучше, и Феди жена померла от тифа. Смирнов Ефим помер… только сейчас одних привозим из больницы, других отправляем в больницу». …. «В городе так много свирепствует заразных болезней, что всех не перечислишь, у нас на службе очень много умерло от тифа, дизентерия тоже, скарлатина, дифтерия, болеют и умирают большие и маленькие».

… «Тиф у нас прекращается, умерло много. Сейчас появилась довольно странная болезнь в Кипелове, в Середнем и у нас в Губине. Сначала заболевание горла, опухоль, потом идет кровь носом и ртом, сильно, 3-4 дня и человек умирает. Сначала думали – сибирская язва, а теперь, говорят, от колосков».

… «У нас сейчас очень большое горе — 3 июня помер у нас Павлик, а сегодня, т.е. 9-го, скончался Толя, и мы, Володя, так расстраиваемся, что не знаем, как описать, очень уж жалко братишек. Причина смерти признают врачи, что из-за колосков, все время, как снег стаял, собирали колоски и ели, а они оказались ядовитыми, очень много народу умирает…»

Болезнь с частым смертельным исходом поразила многих. В Вологодскую область приехала врачебная комиссия из Наркомата здравоохранения. Причину установили. Оказалось, это септическая ангина.

Справка:

Алиментарно-токсичная алейкия (септическая ангина) — тяжелое заболевание, возникающее от потребления в пищу хлеба или других продуктов (например, каши), приготовленных из зерна, перезимовавшего в поле под снегом. В таком зерне развиваются особые плесневые грибки, которые выделяют ядовитые вещества (токсины). Эти вещества поражают кроветворные органы, преимущественно костный мозг, поэтому у больных резко падает количество лейкоцитов, затем эритроцитов и тромбоцитов.

Причину установили, но лекарств не было. Тогда нашли выход: собранные из-под снега колоски обменивали на зерно из колхозных кладовых, хотя и было это трудно. Эпидемия прекратилась, но отдельные случаи еще встречались. В газетах не писали, по радио не объявляли. Да в отдаленных деревнях ни газет, ни радио не было. Объявлялось на собраниях колхозников и в сельсоветах.

Голод продолжался. Съедается все, даже кошки идут в пищу, а мясо павших лошадей – просто спасение.

Из писем, изъятых военной цезурой:

«…питаемся – собираем колоски, гнилую картошку. На днях околели 2 лошади, их раздали колхозникам, и мы взяли 17 кг и тоже варили».

… «Тятя, пайка нам не дают, и в колхозе сей год нет. Хлеб мы едим из овечья, сходим в овечье, надергаем мху и едим. Мы из веников пекли шаньги. … Мы ослабли, живет дома и деваться некуда, хоть в петлю суйся. В школу ходит один Игорь, а мы не ходим. Саня у нас выхудал, а умирать не умирает».

… «Худо жить, я съел троих собак и шесть кошек, сижу голодом и просим сколько раз, не дают хлеба, работать не могу и жена тоже. Сейчас начнется посевная и, наверно, лето не дождать, помирать придется, много помирает с голода. Но, Витя, скажи своим командирам, что такое безобразие, дошло до собак и кошек. Довели. Предколхоза сказал, что я заморю тебя голодом, не дам тебе хлеба».

На фронт идут добровольцы. Из Череповца отправляют команду добровольцев-девушек. Они комсомолки. Среди них и тетя автора Зинаида Белова. Провожают на вокзале матери своих дочерей, падают в обморок, бьются об землю, плачут как по покойницам: «Родненькие вы наши. На погибель идете!».

Не все вернулись. Зинаида Белова Победу встретила в Берлине. По не вернувшимся матери отрыдали и запомнили своих дочерей молодыми…

Наступило лето. С фронта нет радостных вестей. Зацветает картошка, а ее уже выкапывают.

Добровольцы едут на фронт, а с фронта бегут дезертиры.

Из писем, изъятых военной цезурой:

… «Коля, у нас в деревне Коля Б-в убежал с фронта и ходит по деревне и крадет у кого, что попадется. Его сейчас ловят, но еще пока не поймали».

… «Коля, у нас в районе очень много появилось так называемых бандитов… Милиции было 10 человек, и когда подошли к дому Ш-на, а он был дома, и вот когда подошла милиция и Ш-н в этот момент вскочил и побежал к реке, они все залегли в траве и Ш-н встал стоя на горе и закричал, что выходите – будем сражаться…»

… «Миша, мы вчера хоронили Васю Ч-ва, его убили бандиты, дезертиры Красной Армии (у нас их много бегает в лесах). Ты наверно, знаешь Ш-на с Немкова, так вон он и убил его…»

С начала войны прошел один год. Впереди было еще три…

Искренне Ваш, Сергей КОНОНОВ.

 

©2009-2017 Все права защищены. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна