Яндекс.Метрика Лукьяновская развязка | Череповецкая истина
ОФОРМИТЬ ПОДПИСКУ
 |  | 

Архив метки Лукьяновская развязка

Автор:ЧИ

620 МЕТРОВ РАССТРЕЛА… Или Бриллиантовое кольцо имени Позгалева.

 

Продолжается идиотская история с квази-расследованием «хищения» на строительстве Лукьяновского путепровода в Вологде. Вот и бывшего директора «Водоканала» А. Присяжного сграбастали все с тем же обвинением, что и другим, ранее арестованным фигурантам — типа, мошенничество и хищение бюджетных средств. Мне же эта история напоминает именно тот момент на колхозном рынке, когда всем миром ловят вора карманника, и вор, уже передавший стыренный кошелек напарнику, громче всех кричит: Держи вора!

 

Прокуратура, науськанные менты и независимые от закона и здравого смысла судьи продолжают бить все в ту же часть строительства «лукьяновского» путепровода, где весьма затруднительно что-то стырить — прокладку коммуникаций. Вместо целой трубы положили половину? Как пилили – вдоль или поперек? Или вместо 500-мм диаметра положили трубу 250 мм?

И совсем не обращается внимание на ту часть строительства, в которой у нас традиционно и происходят феерические хищения — строительство дорожного полотна и мостовых переходов.

 

Информация к размышлению

Сравнительные оценки стоимости строительства дорог сводит воедино доктор экономических наук Никита Кричевский. По его данным, средняя стоимость строительства 1 км дороги в Китае составляет $2,2 млн., в ЕС – $6,9 млн., в США – $5,9 млн.

«В России согласно ФЦП средняя стоимость километра в 2010–2015 гг. составляет $17,6 млн., – приводит он цифры. – При этом Краснодар и Новороссийск построены по цене $32 млн. за 1 км. Затраты на Центральную кольцевую автодорогу, так называемую бетонку, – $40 млн. Трасса Москва – Петербург (с 15-го по 58-й км) – $65 млн.». Рекордным в этом ряду он называет Западный скоростной диаметр (ЗСД) в Санкт-Петербурге, где 1 км стоит в среднем $140 млн.

То есть, у нас даже самые рядовые дороги изначально в три-пять раз дороже, чем в Европе и Америке, но и в двадцать раз цену нашим дорожникам задрать — как нечего делать.

 

Теперь мосты

Изначально проект моста через Керченский пролив протяженностью 19 км от компании «Автодор» оценивался в 200 миллиардов рублей (10,526 млрд. руб. за 1 км); вантовый мост во Владивостоке через пролив Босфор Восточный, соединивший полуостров Назимова с мысом Новосильского на острове Русском 1,9 км, составляет 34 миллиардов рублей (17,9 млрд. руб. за 1 км); вантовый мост в заливе Ханчжоу у восточного побережья Китая, соединяющий города Шанхай и Нинбо (провинция Чжэцзян), который является самым длинным трансокеанским мостом в мире – 36 км, стоит  всего 1,4 миллиарда рублей (38,889 миллионов руб. за 1 км). .

Разница между нашими «умными» и китайскими «глупыми» строителями – около 14 миллиардов рублей за километр моста у нас и около 40 миллионов рублей у них объясняется другой цифрой – за 12 лет в Китае расстреляли 13 тысяч взяточников, включая главу города Сучжоу и заместителя мэра Пекина, вице-спикера парламента, десятки министров и губернаторов. Каждый год арестовываются  десятки тысяч чиновников и работников госаппарата Китая по обвинению в коррупции. Всего же за 30 лет реформ в китайскую тюрьму загребли миллион (!) чиновников.

А у нас – чего ж не воровать, коли некому унять!

И потому нормы откатов у нас — в среднем 80 % стоимости строительства дорог. Откат нормальный! И, собственно, на само строительство обычно идет около 20 процентов бюджета (что и подтверждается разницей в цене километра дороги у нас и у них, в нормальных странах).

Тут бы вологодским ментам и покопаться — то-то найдут воровства и откатов! С миллиарда рублей — найти стыренные  800 миллионов! Да вологжане бы этих ментов на руках носили!  На центральной площади памятник поставили бы при жизни!

Но менты наши упорно ищут не там, где украдено, и при этом орут заполошно — Держи вора! Пока настоящие воры планомерно перекидывают деньги со счета на счет, с одной фирмы-однодневки в другую, из оффшора в оффшор.

И ни менты, ни прокурорские в упор не видят того, что видно невооруженным взглядом.

Например, я больше десяти лет стараюсь донести до ментов и прокуроров простой факт – на строительстве объездной дороги в Вологде, на участке от Прилук до трассы на Кириллов украли больше 300 метров дороги. Да, прямо так нагло – между километровыми столбами с отметкой «3» и «4» в реальности меньше 700 метров.

— Нет! – отвечали мне прокурорские. – Да, между 3-м и 4-м километровыми столбами  в реальности чуть больше 600 метров, да, оплата производилась исходя из количества километров, но мы тут хищения никак не видим.

Есть и другой способ стырить побольше — изначально завысить объем строительства, накрутить-наворотить побольше погонных метров.

Именно такой случай я обнаружил в Вологде – на «лукьяновской» развязке зачем-то накрутили лишнее кольцо.

 

Кто так строит?

Осень 2018 года.

Я еду в автобусе с пенсионером, бывшим военным  дорожным строителем Владимиром Широбоковым как раз через этот путепровод.

Пользуясь случаем, я обращаю его внимание на странные изгибы дороги —  дорога  уходит вправо,  и вдруг, вместо вполне логичного подъема на путепровод вдруг резко виляет влево, ныряет ПОД путепровод, (что дает лишний пролет моста) и дальше все с тем же радиусом в 90 метров, только вправо,  накручивает  совершенно непонятное кольцо.

— Володя, а на хрена вот это кольцо накрутили? Какая логика?

— А логика простая, — отвечает Володя. – Лишние 620 метров  насыпи и дорожного полотна – это, как минимум, 300 тысяч долларов, положенных в карманы правильных пацанов, как бы они не назвались — зять ли губернатора, сам ли губернатор…

Смотрим последовательность событий — сначала в 2003 году Воронежский  филиал ГипродорНИИ разработал обоснование инвестиций строительства.

2004 год. Вологодский Белый дом выбрал вариант обоснования инвестиций (читай – распила бюджета). Понятно, какой вариант выбрали — какой пожирнее. Чем больше бюджет – тем больше можно от него отпилить. И, конечно, от шоссейного полотна и насыпи длинной в 2000 метров можно отпилить гораздо больше, чем от 1400 метров.

Теперь смотрим план — чисто позгалевская Губернаторская программа «Дороги Вологодчины» изначально и предусматривала это никому на хрен не нужное кольцо.

Спустя несколько дней, уже по дороге в город, автобус ломается как раз на этом тягомотном кольце, я выхожу и иду не как все, до остановки на Маяковского, а напрямую, и вижу на местности следы разметки трассы именно так, как нарисовано у меня. Спустя несколько лет эта разметка еще видна, не успела зарасти бурьяном и кустарником! То есть изначально у инженеров и проектировщиков мозги работали правильно, а потом некто шибко властный им объяснил, как кольца крутить?

И уже на местности отчетливо вижу, что это кольцо, около 620 метров, лишнее, и, на мой взгляд, нужно было только для того, чтобы любимый зять губернатора Позгалева, Василий Соловьев, получил свою львиную долю дивидендов в ЗАО «Дорожно-строительные материалы», где он являлся акционером.

Ну, или как там Позгалев и компания получали свою долю?

Пока менты заполошно кричат «Держи вора!», «Мостостроительный трест №6» (сокращённо — «Мостострой-6»), построивший лукьяновский виадук в Вологде, признан банкротом. При  пакете госсзаказов на 50 миллиардов рублей у этой фирмы оказалось долгов – 5,5 миллионов рублей. Интересно, помогал ли так вовремя обанкротить фирму депутат Позгалев?

Обанкротили, и пойди — найди сейчас, кто, кому, и сколько откатил.

По крайней мере, именно в 2011 году Вася Соловьев засветился на крупных покупках в ювелирном магазине «Меркьюри» в Москве.

Поскольку с дочерью Позгалева он на тот момент уже разбежался, то, получается, что губернатор Позгалев  обеспечил покупку брюликов очередной любовнице своего зятя?

Так сказать, «бриллиантовое кольцо» имени Позгалева в Вологде  помогло  купить его зятю «лучших друзей девушек»  для соперницы губернаторской дочки.

Павел ШАБАНОВ, Вологда.

©2009-2017 Все права защищены. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна