Яндекс.Метрика конфликт интересов | Череповецкая истина
ОФОРМИТЬ ПОДПИСКУ
 |  | 

Архив метки конфликт интересов

Автор:ЧИ

Конфликт интересов?

Вскоре после публикации материала «Адвокатская этика? Ах, полно вам….» (ЧИ №011 (255) от 19.07.2020) в редакцию обратилась пожилая череповчанка Альбина Зяблицкая и попросила выслушать ее историю. Со слов Альбины Борисовны, ей тоже есть чего сказать про «героя публикации» Александра Хмелева.

 

За непутевого сына

Как поведала женщина, в беду попал ее сын Николай Зяблицкий. Со слов матери, он в квартире сожительницы в ходе совместного распития спиртного подрался с пришедшим к ним в гости неким Юрием Афанасьевым. А в результате был обвинен не только в избиении, но и в разбойном нападении на своего собутыльника.

Мы, понимая материнские чувства, достаточно тщательно изучили материалы этого уголовного дела, и не имеем целью выступать в тотальную защиту осужденного Зяблицкого. Так как факт избиения, причем с нанесением в ходе него травм, расценивающихся как тяжкий вред здоровью, задокументирован и подтвержден судебными медиками. Судя по действиям обвиняемого, описываемым свидетелями и потерпевшим, он вообще не задумывался о том, останется ли в живых его оппонент.

Но причиной обращения череповчанки в редакцию и не было желание обелить сына, хотя у нее и есть сомнения в его виновности. Да и здоровье сына сегодня внушает ей опасения (Николай Зяблицкий сейчас находится в Вологодском госпитале с тяжелым заболеванием печени). Дело в том, что в суде ее сына защищал наш «герой» Александр Хмелев.

 

Ничем не помог…

«Мне вообще не повезло с адвокатами. Сначала наняла Лукьянову, которая, взяв деньги, так ничего и не успела сделать. И когда возникла необходимость в ее присутствии на следственных действиях, ее положили в больницу. Тогда мне и посоветовали обратиться к Хмелеву.

Мне его описали как одного из самых известных в Череповце, и я думала – уж он-то точно поможет. И, вроде, поначалу он повел себя очень активно. Взял с меня, как он сказал, не обычную таксу в 200, а всего 100 тысяч рублей. Как раз в то время шла избирательная кампания, в которой он участвовал, и его портреты висели в городе. И он попросил меня среди пенсионерок на его избирательном участке провести агитационную работу. Но я живу в другом районе, и никого знакомых на его участке у меня не было.

Когда он от меня узнал, что моя дочь давно живет в Санкт-Петербурге и у нее там много знакомых медиков, он попросил меня познакомить его с дочерью, что я и сделала. Насколько мне известно, дочка впоследствии помогла кому-то из его родных с медпомощью.

Но это все не столь важно. Главное то, что он так ничем и не помог моему сыну как адвокат. И не потому, что не смог. Он просто ничего не делал. Сын мне говорил, что неоднократно обращался к Хмелеву с просьбами о ходатайствах, но тот ничего так и не сделал. Сын сам обращался с ходатайствами, не дождавшись помощи от Хмелева. Но он же не юрист – все ходатайства отклонялись… Я даже слышала, как мой сын в коридоре суда откровенно ругался с Хмелевым, обвиняя его в бездействии».

 

Можно было побороться…

В материалах дела, правда, нам удалось найти одно ходатайство адвоката Хмелева. В двух строчках он продублировал уже поданное Николаем Зяблицким и отклоненное следователем ходатайство о детализации телефонных звонков. И больше ни одного свидетельства работы защитника.

Мы отлично понимаем, что сложно подвергать сомнению следственные действия, выводы следствия и показания потерпевшего и свидетелей в плане нанесения телесных повреждений потерпевшему – свое слово уже сказали судмедэксперты и следствие. А затем все их выводы поддержал и суд.

Однако вполне можно было бы подвергнуть сомнению умысел на хищение имущества потерпевшего, в результате чего ст.111 УК была переквалифицирована в еще более тяжкую ст.162 – разбойное нападение с целью хищения. Ведь, как утверждают сам осужденный, а также двое свидетелей, все началось с банальной обоюдной пьяной драки на почве неприязненных отношений, и при этом никакого намека на желание завладеть имуществом не было.

И против этих показаний – только показания потерпевшего, причем, не всегда последовательные… А в пику им — довод матери: этот Афанасьев на голову выше моего Николая, да и ботинки у него на два размера больше (потерпевший обвинил Зяблицкого в завладении его имуществом, в том числе ботинками и курткой), зачем ему его одежда?

Впрочем, как мы видим из материалов дела, защитника Зяблицкого – адвоката Хмелева это уже не интересовало. Ни одного протеста, ни одного ходатайства, ни одного факта, подвергнутого адвокатом сомнению, мы в материалах дела не нашли. В чем тогда заключалась роль адвоката, за которую пенсионерка, онкологическая больная, борющаяся из последних сил и средств за праведный приговор своему пусть и непутевому, но сыну, отдала немалые для нее 100 тысяч рублей?

 

Конфликт интересов?

И на десерт еще один небольшой, но пикантный момент, о котором нам рассказала Альбина Борисовна. Описывая личность потерпевшего от рук ее сына, женщина сообщила, что Юрий Афанасьев некогда был сотрудником ФСБ. Но, как ей рассказывали, был уволен в 2012 году, вроде как, из-за пристрастия к спиртному (и из-за этого же потом он якобы развелся и с женой). А примерно в те же годы, в 2012 или 2013 году в поселке Шексна у магазина «Апельсин» Афанасьев насмерть сбил на машине молодого человека.

Когда Зяблицкая, надеясь, что эта информация может быть полезной для адвоката, сообщила о ДТП Хмелеву, тот ей ответил, что Афанасьев в ДТП не виноват. И добавил, что сам объяснил это матери погибшего, и к Афанасьеву у следствия претензий не осталось. Альбина Борисовна поняла, что Хмелев был защитником Афанасьева в суде по ДТП.

Но тогда женщина не придала этому факту большого значения. Лишь потом она подумала, насколько добросовестно мог защищать Хмелев ее сына, если ранее уже был знаком с потерпевшим и, более того, получал от того деньги за его защиту в деле о ДТП?

Вот и мы хотели бы задать вопрос в региональную коллегию адвокатов, не было ли в случае с защитой Зяблицкого у Александра Хмелева конфликта интересов, и имел ли он вообще право в этом случае защищать Зяблицкого?

Борис ЖУК.

Автор:ЧИ

Адвокатская этика? Ах, полно вам….

Александр Евгеньевич Хмелев – известный в городе адвокат. На его счету множество резонансных дел, в которых он одерживал победы и терпел поражения. Череповчане его знают и как «лицо с обложки глянцевого журнала» или билборда.

 

Довольно часто фамилию Хмелева горожане наблюдали и в бюллетенях для голосований, и в предвыборных агитках, как кандидата в избирательные органы власти города и области. Но стать депутатом адвокату не посчастливилось. Возможно, и его адвокатский статус вскоре встанет под сомнение. Ведь всем известно, что адвокаты, как и врачи, связаны тайной и этикой. А любое попирательство этих принципов беспощадно карается.

 

Первым делом – деньги!

У адвоката Хмелева есть своя система взимания оплаты за свои услуги. Помните громкое дело о саперной лопатке, когда работник одного из местных предприятий по причине не выплаты зарплаты нанес повреждения директору. Тогда адвокат потребовал 200 тысяч рублей за защиту в суде, и, с учетом резонанса, на его гонорар череповчане скидывались всем миром. Хотя, за такое дело многие адвокаты готовы были бы взяться и «за так» – ради широкой рекламы.

Но это цветочки. Конечно, любой труд должен оплачиваться. В другом уголовном деле адвокат Хмелев запросил с подследственного полмиллиона за следствие и суд. Но уже перед первым судебным заседанием запросил еще 200 тысяч. В противном случае отказывался на заседание идти. Естественно, когда времени для принятия решения у стороны нет, искать другого адвоката бесполезно, так как он не знает всех обстоятельств разбирательства и, скорее всего, откажется в силу профессиональной этики, приходится соглашаться и с этим требованием.

Далее та же история с апелляционной инстанцией – за час до окончания срока подачи жалобы адвокат заявляет, что ему необходимо еще 200 тысяч. Хотя все эти манипуляции противоречат адвокатской этике – ведь по закону адвокат, который заявил ордер в следствие и суд, обязан исполнять свои функции, несмотря на финансовые вопросы или разногласия с клиентом.

Хмелеву это, вероятно, неведомо. Да и к чему? Когда можно легко «срубить» пару сотен тысяч со своего подопечного. И вновь проиграть дело по одной простой причине – непрофессиональный подход. Если зайти на сайт Отзыв35, то мы увидим немало подобных нелестных отзывов по отношению к адвокату Хмелеву. И везде – деньги, деньги, деньги. Алчность и злоупотребление доверием клиентов.

 

Адвокатская этика? О чем вы…

Перейдем к фактам. Совсем недавно Хмелев представлял защиту интересов гражданина в уголовном процессе. Так получилось, что тактику адвокат решил основать не на состязании с обвинением в знании и умении применять нормы права, как общепринято, а на эмоциях. Зато не нужно готовиться к заседаниям и изучать документы. Достаточно громогласно возмущаться над несовершенством современного законодательства, непрофессионализмом обвинения. Как следствие – дело было провалено с шумом. Пересмотр дела в апелляционной инстанции по той же причине — непрофессиональным подходом адвоката, соответственно, ничего не дал.

Каково же было удивление доверителя, когда он узнал, что после проигранного суда помощник адвоката Хмелева стал официально представлять интересы… противоположной стороны по гражданским делам о взыскании ущерба с недавнего клиента. А сам Хмелев, неофициально помогал ему (звонил по инстанциям, лично посещал службу судебных приставов), используя всю информацию, которую он узнал от своего же клиента. В данном случае информация составляет адвокатскую тайну, которая регламентирована многими законодательными актами и Кодексом адвоката, утвержденным Федеральной палатой адвокатов.

В целях обеспечения иммунитета доверителя действующее законодательство устанавливает для адвокатов ряд запретов:

– адвокат не вправе действовать вопреки законным интересам доверителя, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или находясь под воздействием давления извне (подп. 1 п. 1 ст. 9 Кодекса);

– адвокат не вправе занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя, и действовать вопреки его воле, за исключением случаев, когда адвокат-защитник убежден в наличии самооговора своего подзащитного (подп. 3 п. 4 ст. 6 Федерального закона, подп. 2 п. 1 ст. 9 Кодекса);

– адвокат должен избегать действий, направленных к подрыву доверия (п. 2 ст. 5 Кодекса), поскольку злоупотребление доверием несовместимо со званием адвоката (п. 3 ст. 5 Кодекса);

– адвокат не вправе разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием юридической помощи, без согласия последнего (подп. 5 п. 4 ст. 6 Федерального закона; подп. 4 п. 1 ст. 9 Кодекса);

– адвокат не вправе давать свидетельские показания об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с исполнением профессиональных обязанностей (п. 6 ст. 6 Кодекса).

В данном деле адвокат Хмелев, казалось бы, формально не нарушил Кодекс, не считая морального аспекта. Ведь он как бы остался в стороне, предоставив работать своему помощнику.

Но есть в Кодексе адвоката и такой пункт:

— Правила о сохранении профессиональной тайны распространяются на помощников, стажеров адвоката и иных сотрудников адвокатских образований (п. 10 ст. 6 Кодекса), в связи с чем адвокат либо руководитель адвокатского образования (подразделения) обязаны ознакомить соответствующих лиц с правилами Кодекса (п. 2 ст. 3 Кодекса).

И подобные случаи злоупотребления правом адвоката в практике Хмелева скорее правило, нежели исключение. Естественно, заявление о вопиющем факте нарушения канонов адвокатской этики подано в Федеральную палату адвокатов. О результатах мы сообщим нашим читателям.

 

***

Мы тщательно изучаем деятельность «выдающегося» адвоката Александра Хмелева и, уверены, это далеко не последний материал об этом человеке. Кроме того, мы знаем, что пострадавших от «защиты» господина Хмелева в нашем городе немало и предлагаем им поделиться своими историями на страницах «Череповецкой истины».

Борис ЖУК.

©2009-2017 Все права защищены. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна