Яндекс.Метрика 75 лет Победы | Череповецкая истина
ОФОРМИТЬ ПОДПИСКУ
 |  | 

Архив метки 75 лет Победы

Автор:ЧИ

В Благовещенске из череповецкой стали соорудили 75-метровый флагшток

Об этом рассказал на своей странице в ВК генеральный директор дивизиона «Северсталь Российская сталь» Евгений Виноградов. Флагшток высотой 75 метров в память героев и защитников границ появился на набережной Амура в Благовещенске. Его установку приурочили к 75-ой годовщине Победы в Великой Отечественной войне и окончания Второй мировой войны.

Флагшток в Благовещенске — четвертый подобный совместный проект «Северстали» с ее деловым партнером группой компаний «АМИРА». Ранее были установлены самый высокий флагшток на территории Евросоюза – высотой 100 метров, 40-метровый флагшток на въезде в Аксай и 50-метровый флагшток на Поклонной горе в Москве.

Автор:ЧИ

В тылу, как на войне

Красная армия в 1943 году ценой неимоверных усилий одержала победу под Сталинградом. Фашисты не прошли за Волгу и к нефтяным месторождениям Кавказа. Жители Ленинграда умирали, но не сдавались. Вся страна работала под лозунгом «Все для фронта. Все для Победы!».

 

Как жил вологодский тыл? Сейчас трудно представить, как тогда жилось и взрослым, и детям.

Вот цены на продукты в Вологде, Череповце и Соколе той военной зимой (из официальной водки НКВД):

Молоко — 90 рублей за литр

Масло сливочное — 1000 рублей за кг.

Творог — 280 руб. за кг.

Сметана — 580 руб. за кг.

Мясо — 200-250 руб. за кг.

Картофель — 60 руб. за кг.

Капуста — 40 руб. за кг.

Рожь — 130 руб. за кг.

Мука ржаная — 170 руб. за кг.

Лук — 100 руб. за кг.

Масло растительное — 800-900 руб. за кг.

Это были цены, по которым колхозники продавали свои продукцию, а вот цены на рынке на товары государственной торговли относились к «спекулятивным». Так хлеб стоил 120-150 рублей за килограмм, спички 40-50 рублей за коробок, а пачка табака 120-150 рублей.

При этом среднемесячная зарплата рабочих в промышленности была 573 рубля, зарплата медсестры в районной больнице была 90 рублей.

В сельской местности наши земляки выживали за счет своего личного хозяйства, на котором приходилось работать только поздно вечером или до восхода солнца. Все остальное время — работы в колхозе, если есть силы, а нет, так «ложись и помирай».

Слово документам:

«Вследствие крайне тяжелого материального положения семей военнослужащих и эвакуированного населения, связанных с сельским хозяйством, во многих районах области имеют место факты массового употребления в пищу различных суррогатов /мякины/, льняного семени, клеверных верхушек, соломы, мха и т.д./, а также многочисленные случаи употребления в пищу трупов павших животных. В связи с употреблением в пищу суррогатов в районе возникают кишечно-желудочные и прочие заболевания».

Страшные цифры открывают документы. Зима 1943 года. Андомский район (ныне входит в состав Вытегорского района):

«…почти каждое павшее животное употребляется в пищу населением. Имеются случаи, когда трупы павших животных уносят со скотомогильников, со двора салотопки или облитые карболкой.

На почве истощения, вследствие употребления в пищу различных суррогатов и трупов животных в районе увеличилась смертность и, главным образом, среди детей.

Так, в январе умерло 74 человека, из них детей до 16-летнего возраста -17 человек. И в феврале умерло 194 человека, в том числе от истощения 40 человек, из них детей до 16-летнего возраста — 47 человек. Имеются случаи вымирания целыми семьями. В колхозе «Рассвет» из 49 семей умерло 9».

Это по всей Вологодчине:

«… жена командира РККА Р., эвакуированная, проживающая в дер. Говраково, Грязовецкого района, пишет мужу на фронт:

«…В колхозе начался падеж жеребят, так мы на конском кладбище добываем себе котлеты. Хотя и противно, но все же это поддерживает нас. Сегодня Вова ездил туда и у нас теперь запас «мяса» примерно на месяц. Вот до чего дожили, а у тебя еще разговоры о знаках различия, как будто для нас так важно, что у тебя две шпалы, — все равно семья с голоду умирает».

В Оштинском районе — единственной части нашей области, где проходила линия фронта, жители работают на скудных полях и голодают.

В Оштинском районе на трудодень выдано в 31 колхозе по 0,5 кг хлеба, в 5 колхозах от 0,5 до 1 кг и в одном колхозе до 2 кг.

В колхозе «Сурте» работники правления колхоза павшие трупы лошадей раздавали колхозникам и членам семей красноармейцев. Жены военнослужащих А-ва, С-на, В-а также употребляли в пищу собак и кошек. Колхозница Р., муж в РККА, купила за 100 рублей собаку и употребила в пищу и в правлении колхоза заявила:

«Мне муж пишет с фронта – как живешь? Не знает он, бедняга, что его семья сидит голодом. Спасибо Василию Александровичу, что пристрелил собаку и продал мне за 100 рублей. Сегодня у меня и на сердце веселее. Сама поела и детей накормила».

Поверь, читатель, нестерпимо тяжело читать письма на фронт, в которых рассказывается страшная правда о жизни в тылу. Но это наша история.

Автор просто цитирует эти письма, которые так и не дошли до отцов, дедов и сыновей, воюющих на всех фронтах против фашизма.

Чтобы понять, как было тяжело, комментарии здесь не нужны.

«Если еще год продлится война, то и нам подохнуть с голоду, Иван Вас. погиб за родину, а нам придется сдохнуть с голода. Никто не обращает внимания, пусть люди издыхают…».

«…хлеба не имею, безвыходное положение, семья красноармейская 5 едоков, 4 человека с 12 лет и кончая 2 годами детей. Обращалась неоднократно в сельсовет, на то не обратили внимания, нахожусь в колхозе «Трудовик», сама больная…».

«… Толя, я пособие никак не могу выхлопотать, отказали пособие, не знаю, как и жить, рада и умереть, голод надоел. Вы защищаете родину, а мы умираем с голоду, ноги не ходят, и голова свалилась с плеч…».

«Приготовляем соломенную муку и кушаем. «Мая» и «Роза» доят хорошо, питаться можно. Да, правда, много кое-кого вымерло. Андрей Кузьмич помер, Илья Ч. тоже помер, бабушка С. померла, Мария Ник. тоже померла…».

«Придется вашей матери умереть в тюрьме, потому что налоги сильно большие и платить нечем. Вы все четыре сына головы подставляете под пули, а мне тюрьма за то, что 5 человек в армии».

«Тятя, хлеба нам май и июнь не давали, за июль дали одну карточку на 5 человек 400 грамм, и ту со слезами выпросили. Мы за раз за весь месяц съели. Извещение, что пришло от тебя, что семья снабжается хлебом – обман. Сейчас толчем мох и собираем всякую траву…».

«Только, батька, у нас несчастье. В колхозе пало 8 лошадей…. Сибирская язва. Не дал бог, чтоб спасли скот, сейчас коров водим на лиственницу, долго не отпускали. Коней не выпускают, но в своем колхозе ездят. Первую лошадь обснимали, видимо и заразилась от нее Машка, лежит уже 8 день в больнице. У нее на ноге, и у нас у тяти тоже на руку выше локтя чирей вскочил, и его повалило уже 5-й день…».

«Коля, в нашем колхозе большой падеж лошадей, пали четыре лошади и пятая плоха. Признали сибирская язва. На колхоз наложили карантин».

«Клевер весь съели. Хожу за мхом…».

«Теперь сообщаю, что у нас описали имущество: корову, овцу, поросенка, зеркало, машину за неуплату госпоставок. За сей год заплатили все, а за прошлый не платили – был ребенок».

«Работаю босиком, обуви совсем нет и купить не на что. Одежды тоже нет, имею только одно платье. Нина ходит в садик без платья в майке. Сшить совершенно не из чего. Местком на просьбы не обращает внимания, а так ничего не могу купить, все дорого…».

«С хлебом стало, как было в Ленинграде. Стала блокада, несмотря на приближение конца войны. Что будет, если второй раз начнем жить на 150-200 гр., ведь с вами больше не увидимся…».

«Папа, девчонок с 25 ноября 1943 года совсем сняли с пайка, обрекли на голодную смерть. Как жить дальше не знаю. Продавать больше нечего, придется кончать жить…».

Тысячи и тысячи писем, здесь приводятся только выдержки из пятнадцати-двадцати. Так было. Но наши земляки жили и работали на Победу!

Искренне ваш Сергей КОНОНОВ.

Автор:ЧИ

Олег Кувшинников сегодня подвел итоги праздника

Об этом он сообщил на своей странице в ВК.

«Вчера мы отметили День Победы. Пусть коронавирус и внес свои коррективы, но это не помешало нам почтить память наших героев, которые отдали свои жизни за Родину, за наше будущее.

В таких непростых условиях у нас зародились новые традиции – это и «Бессмертный полк» онлайн, и «Окна Победы», и телемарафон наших вологодских журналистов. А под окнами наших ветеранов с концертами выступили агитбригады.

Нет такой семьи, которую бы не затронула Великая Отечественная война. В сердце каждого из нас День Победы остаётся главным и святым праздником. Вечная память погибшим и слава живым!», — сообщил вологжанам губернатор.

Автор:ЧИ

«Летопись памяти» появилась в 25-м микрорайоне Череповца

Об этом на своей страничке в ВК сообщает депутат Череповецкой Гордумы Любовь Царева.

«9 мая на территории ТОС 25 микрорайон был установлен большой баннер (ул. Краснодонцев, д. 106 между отделением «Почты России» и Рестораном «Дом Аристократов»), на котором размещены фотографии ветеранов, предоставленные нашими череповчанами в рамках проекта «Летопись Памяти». Получилось очень масштабно и красиво!

Пусть из-за ограничительных мер нам не удалось организовать торжественное открытие проекта. Но, как говорил мой дедушка, ветеран Великой Отечественной Войны Владимир Михайлович Филиппов: «Будет и на нашей улице праздник!», — рассказывает депутат.

Для информации:

Проект «Летопись Памяти» реализуется за счет субсидии Областного конкурса проектов физических лиц «75-летие Победы в Великой Отечественной войне». Руководитель проекта — Ксения Савинкова.

Автор:ЧИ

Бессмертный Вологодский батальон НКВД 1941-1945 г.г.

Сегодня в областном УМВД презентовали книгу «Бессмертный Вологодский батальон НКВД 1941-1945 г. г.».

Как сообщает пресс-служба УМВД, тем самым в канун юбилейной даты окончания Великой Отечественной войны полицейские отдали дань памяти коллегам, вставшим на защиту Родины.

Основой для подготовки издания послужили документы Информационного центра УМВД России по Вологодской области, Вологодского областного архива новейшей и политической истории, Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации.

В настоящее время установлены имена 1418 человек. Больше половины из них не вернулись с фронта. На страницах этого издания впервые публикуется список всех сотрудников, призванных и мобилизованных в ряды Рабоче-крестьянской Красной Армии в период с 1941 по 1945 год, и биография ста пятидесяти участников Великой Отечественной войны.

Как пояснил начальник УМВД России по Вологодской области генерал-майор полиции Виктор Пестерев, работа по увековечиванию памяти будет продолжена.

Автор:ЧИ

75 лет Победы. Охотники за шпионами

Вологодская область, как автор уже писал в предыдущих материалах, была объектом значительных устремлений немецкой и финской разведок в годы войны. А кто те люди, которые вели, прямо скажу, успешную работу по выявлению и поимке фашистских и финских диверсантов и шпионов? Вот о них я и хочу рассказать сейчас, мой читатель.

 

Состав Вологодского управления НКВД практически полностью обновился в 1938-1941 годах. Предыдущий руководящий состав был поменян полностью в период репрессий 1937 года. В управление пришли молодые чекисты, многие из которых закончили лишь краткосрочные курсы контрразведки в Ленинграде. Опыта у них не было, но было огромное желание бороться со шпионами и диверсантами, внося свой вклад в победу над фашистками.

 

Генерал разведки

Борис Семенович Иванов закончил Череповецкую среднюю школу №1.  В 1937-38 году по комсомольской путевке был направлен на работу в органы госбезопасности, а в составе войск НКВД принял участие в Советско-финской войне.

В годы Великой Отечественной войны Иванов был старшим оперуполномоченным и начальником следственного отдела (майор) УНКГБ по Вологодской области. Являлся участником операций по выявлению и пресечению деятельности немецких и финских диверсионно-разведывательных групп. Он лично участвовал в выявлении и ликвидации более двадцати таких групп.

И дальнейшая судьба Бориса Иванова на всю жизнь оказалась связана с советской разведкой. После войны он прошел обучение в Москве и был переведен на работу в американское направление внешней разведки (тогда это называлось работой по главному противнику), а затем стал и начальником этого отдела.

В первую свою загранкомандировку Борис Семенович Иванов в Нью-Йорк поехал в качестве резидента в 1954 году. Это была суровая школа. Охота на ведьм еще не закончилась, и связь с нашими агентами в США была необычайно трудной.

Лично проводил тайниковые операции с Рудольфом Абелем. Спасал его агентурную сеть после ареста Абеля ФБР. По итогам работы был награжден Орденом Боевого красного Знамени.

Борис Иванович рассказывал автору, что впервые обеспечивал безопасность первого лица государства – это знаменитый визит Никиты Сергеевича Хрущева в США в 1959 году.

Не успел три года поработать в Москве, как его снова назначили резидентом в Нью-Йорк под прикрытием Советского представительства в ООН. Из США в Москву он возвратился в 1966 году уже генерал-майором.

А через два года в ранге Первого заместителя ПГУ (внешняя разведка) руководит оперативным обеспечением введения советских войск в Чехословакию.

Командировки: Чили, Перу, Аргентина, Мексика, Куба, Франция, Финляндия, Австрия, Япония, Канада, США, ФРГ, Индия, страны Варшавского договора.

Кроме того, в ходе Пинночетовского переворота Борис Иванов руководил операцией по обмену Генерального секретаря компартии Чили Луиса Корвалана. За успех в проведении данной операции награждён орденом Октябрьской революции. Дружил и сотрудничал с Фиделем и Раулем Кастро.

Вот что о нем писал легендарный руководитель разведки ГДР (штази) Маркус Вольф:

«В 1974 году в разведке помимо Крючкова был еще один первый заместитель – Борис Семенович Иванов, бывший резидент в Нью-Йорке, умелый и решительный профессионал, которого коллеги весьма уважали. Но Андропов по понятным причинам предпочел видеть на этом посту своего помощника…».

Отдельной строкой в его биографии разведчика вписан Афганистан.

С 1979 года по 1982 год наш земляк Борис Семенович Иванов возглавлял Представительство КГБ в Афганистане, был Главным резидентом советской разведки.

Так получилось, что автор этих строк стал единственным журналистом, с которым он разговаривал в жизни. Борис Семенович отмел все обвинения в отравлении Амина. Никакой яд не применялся, а применили после советов с афганцами старинное местное снотворное средство. И это снотворное прекратило действие раньше рассчитанного срока. Если бы применили современное средство, то Амин спал бы дольше и не погиб в перестрелке.

Рассказал и о своем докладе Юрию Андропову о необходимости вывести советские войска из Афганистана в 1982 году. Автор запросил Службу внешней разведки о рассекречивании этого доклада, но СВР ответило, что «еще не пришло время».

Много что поведал ветеран-разведчик, доверяя мне, но о некоторых событиях еще не пришло время рассказать, а может быть, и никогда не придет.

В последнем письме генерал-лейтенант Борис Семенович Иванов пригласил меня еще раз к нему, чтобы поговорить о его работе в разведке и участии в переговорах по ограничению стратегических вооружений. Но, увы, его смерть в 2001 году сделала невозможной эту встречу.

 

Череповецкие ветераны-чекисты

В великую Отечественную войну свою работу в контрразведке начал и еще один выпускник череповецкой школы №1 Станислав Васильевич Орнатский.

В те годы он активно работал по поимке вражеских шпионов и диверсантов. На свой страх и риск забирал из внутренней тюрьмы НКВД-НКГБ агентов-опознавателей, ездил с ними по вокзалам и с поездами, чтобы они могли опознать агентов, которые учились вместе с ними в разведшколах противника. Поездки нередко заканчивались арестом еще не выявленных шпионов. Реальных шпионов, не вымышленных.

Станислав Васильевич принимал участие в боевых операциях, был на линии фронта и выезжал в длительную командировку в освобожденный Крым. Но об этой командировке он никогда и ничего не рассказывал.

С.В. Орнатский — Великая Отечественная война

Долгое время подполковник Орнатский возглавлял череповецкий городской отдел КГБ. Это было интересное время по защите тайны особо важных объектов, выявление скрывавшихся военных преступников — предателей и полицейских, и даже работы по научно-технической разведке. Когда-нибудь придет время рассказать и об этом…

Череповчанин Владимир Петрович Калнин в годы войны работал начальником Андомского райотдела НКД-НКГБ. Ныне это Вытегорский район нашей области. А тогда на противоположном берегу Онежского озера стоял враг, и диверсионные и боевые группы противника постоянно проникали на территорию нашей области.

Работы было много. Были и бои совместно с моряками Онежской флотилии.

Эмилий Степанович Озеров. Человек удивительной судьбы. Ушел на фронт еще 17-летним. 30 марта 1942 года за десять дней до совершеннолетия пуля вошла Эмилию в глаз и прошла навылет. Только чудо спасло его. Его посчитали мертвым, и, вероятно, бросили. Сейчас уже это не важно. Холод, боль, редкие минуты сознания и снова темнота и боль, боль, боль. И так двое суток. Но, наверно, есть ангел-хранитель. Лежал он, умирая рядом с линией связи, и на третьи сутки услышал, что рядом где-то связисты. Кричать не получалось, только мычал. Тогда он пополз. Полз долго, мучительно, казалось, целую вечность, и дополз до воронки, где укрывались связисты.

Думаете, был по ранению комиссован из армии? Ничуть. Медицинское переосвидетельствование в Уломском райвоенкомате и решение: «Не годен к строевой. Годен к физическому труду». Думал, что война закончилась, но снова судьба призвала его на фронт, фронт тайной войны.

В сорок четвертом Эмилий Степанович становится сотрудником госбезопасности, и после освобождения Оштинского района его направляют в райотдел НГКБ в Ошту. А в Оште – очистка тыла от предателей, бандитов и шпионов финской разведки

А после войны мирная работа на металлургическом комбинате.

Такая тайная война была в тыловой части Вологодской области.

 

Послесловие

На территории Вологодской области контрразведчиками за все годы войны было обезврежено 36 разведывательно-диверсионных групп немецкой и финской разведок численностью 124 человека. И далеко не все они сдавались добровольно. Большой заслугой чекистов области является то, что ни одной диверсии на военных и промышленных объектах совершено не было.

Искренне Ваш, Сергей КОНОНОВ.

На фото: Генерал-лейтенант Б С Иванов

Автор:ЧИ

К 75-летию Победы. Диверсанты идут с запада

Летом 1943 года разведывательную деятельность на Вологодчине активизировала финская военная разведка. Четвертый разведывательный батальон финского главного штаба выводил своих разведчиков в наши расположения не только десантным и пешим способом. Использовался и посадочный вариант с применением гидросамолетов, благо озер в Карелии, Архангельской области и на нашей Вологодчине достаточно. Применение гидросамолетов позволяло компактно высаживать разведгруппы большой численности.

***

Их было восемь. Восемь фронтовых разведчиков 4-го отдельного разведывательного батальона финской армии, прошедших серьезную подготовку в специальной школе и хорошо усвоивших психологическую установку из «Размышлений о работе»: «Никогда не теряйся, будь хладнокровным. Смерть тебя застигнет неожиданно».

Штаб оперативной группы «Онежская» поставил перед разведчиками задачу: провести разведку состояния шоссейных и грунтовых дорог, осуществлять прослушивание проводных линий связи, изучить состояние Мариинского канала, выявить оборонительные сооружения, провести разведку лагерей и воинских подразделений.

Судя по тому, что более всего финнов интересовали дороги Вытегра — Пудож и Вытегра — Анненский мост, в планы финского командования входила разработка схемы наступления в направлении Бабаева на соединение с немецкой группой армий «Север», планирующей замыкание второго кольца блокады Ленинграда.

На бреющем полете над волнами Онежского озера Хейнкель-115 с поплавками достиг восточного берега и, никем не замеченный, приводнился на светлые воды Тухтоозера в Андомском (ныне Вытегорском) районе Вологодской области.

Было 23 часа 40 минут 16 июля 1943 года.

Из дневника командира группы Маури Кярпанена (Ахтосало):

«16 июня 1943 года. В 23:40 были уже на месте. Устройство и расставание 23:55.

17 июня 1943 года. 0:40. В укрытии под елью устроили костер. Варили чай. Чувствуется тяжесть вещевого мешка, как и прежде».

Уже 5 суток вражеская разведгруппа рейдирует по лесам, а вологодской контрразведке и контрразведке «СМЕРШ» 7-й амии ничего об этом неизвестно.

Немецкий Хейнкель-115

 

Первый контакт с населением произошел в районе деревни Пустынька. Разведчики замечают, что дальние поля плохо обработаны, а близ деревни рожь хорошая. Трое пошли на разведку в деревню.

Из дневника командира группы:

«В деревне увидели трех девочек, собирающих щавель. Мать из щавеля сварит кисель. Отцы и сыновья в армии, хлеба нет. У старшего в деревне живут четыре красноармейца».

Разведчик Пааво Суаранта (все его звали Патте) решил сделать фотографию деревни и полей, но его заметили красноармейцы. Раздались выстрелы. Отстреливаясь, финны ушли, но в перестрелке ими был убит красноармеец К. А. Котляров.

С этого момента вологодским контрразведчикам стало ясно, что в тылу действует разведгруппа противника.

Разведчики регулярно ведут радиообмен с финским разведцентром в Петрозаводске.  Служба радиоконтрразведки ведет радиоперехват. Только когда группу заметили около Анненского моста, стало ясно, что дальше цель ее — Волго-Балт. В район из Вологды выдвигается группа радиопеленгаторов. Регулярно засекаются места выхода в эфир, но «треугольник ошибок» достаточно большой. Поэтому точно вывести группу захвата на задержание в густых лесах не удается.  А с финских самолетов шпионам почти каждый день сбрасываются продукты и боеприпасы.

Но уже с 21 июня усиливается охрана шлюзов на канале.

Из дневника командира группы:

«26 июня 1943 года. Район Девятин. Метрах в 500 от озера на юг — лагерный пункт. Работают мужчины и женщины. Возможно, что это военнопленные, так как видели трех военных, которые их охраняют. Руководство на месте».

Видимо, автор дневника обладал чувством юмора. Какова ирония про охранников?

На двенадцатые сутки почти свободного фланирования по тылам разведчик вплотную занялись исследованием Мариинского канала в районе Верхнего Рубежа. От преследования они оторвались без особого риска. Регулярно подключаются к телефонным линиям, но эта мера не дает почти никакой информации.

Из дневника командира группы:

«28 июня 1943 года.15:00. Пришли к каналу, восточнее бараков 200 метров, ширина канала 30 метров. Две плотины. Деревянные, не механизированные, применяется ручной труд. Охрана — гражданский с винтовкой… У входа в плотину ожидали плоты. Шлюз открыли две женщины. Женщины, которые были на плотах, были изнурены. По-видимому, вшивые, об этом можно судить, потому что они все время чесались.

16:45… Линия на барак, слышны голоса, но очень непонятно говорят».

Да, знание русского языка у рейдовиков не достигло того уровня, чтобы понимать разговор по телефону русских охранников из барака. Виртуозный русский язык, где через слово «мать-перемать» — это выше аналитических возможностей разведчиков.

Финская рация

Пока шпионов ловят бойцы местных истребительных батальонов и войска охраны тыла.

Но 29 июня финнами был захвачен офицер – следователь военной прокуратуры Череповца Шеломакин. При допросе он вырвался и побежал. Выстрел командира группы оборвал его жизнь.

Только тогда стало ясно, что разведгруппа серьезная, и Москва приказывает: группу уничтожить. 30 июня на место события для личного руководства операцией по поимке финских разведчиков выехали начальник Вологодского УНКГБ полковник Галкин и начальник контрразведки 7-й Армии полковник Добровольский.

Морские пехотинцы у деревни Костручи почти настигли финнов, но те оторвались, прикрываясь плотным автоматным огнем.

2 июля усиленный взвод войск охраны тыла из 10 человек под командованием старшего лейтенанта Хромова наткнулся на лежку финских разведчиков. Те, отстреливаясь, бежали, бросив карты, документы убитого военного следователя, резиновую лодку, контейнеры для груза. Группа Хромова преследует финнов два дня, настигает ее. Снова бой с опытными финскими военными. В этом бою гибнут красноармеец Гришин и старший лейтенант Хромов.

В этом бою был захвачен дневник командира группы, где были записаны все радиограммы. Теперь расшифровка финских радиограмм не представляла труда. Финны уже не вели разведработу, а пытались уйти за линию фронта.

В их поисках участвовало более 500 военнослужащих.

И группу настигли. Но… Глупый выстрел по тетереву одного из офицеров (не вынесла душа охотника) предупредил финнов. Они снова ускользнули.

За ними был послан гидросамолет, который наши бойцы подбили при посадке на озеро. Экипаж захватили. Он-то и рассказал о составе группы.

Да у вологодских контрразведчиков был сильный противник. Все финны были кадровыми военными с большим опытом. И они сумели уйти. Все. Пешком по непроходимым лесам, потом через линию фронта уже в Ленинградской области.

Но деятельность группы контрразведка парализовала, и цели финны не достигли.

Вот такая был война в глубоком тылу.

Искренне Ваш Сергей КОНОНОВ.

 

 

Автор:ЧИ

Первая стратегическая

(окончание)

Груз, сброшенный группе «Орлова» состоял из батарей и ламп для раций, летнего обмундирования, рубашек, револьверов и патронов к ним, блокнотов для шифротелеграмм, советских денег, шоколада и дефицитной соли, консервов, махорки и многого другого для жизнеобеспечения разведгруппы.

Сброшенные контейнеры (их тогда называли баллонами – прим. автора) вначале были найдены местными жителями. А в Вологодской области на тот момент был голод.

Из докладной записки оперативно-поисковой группы НКВД:

«Парашюты, баллоны с их содержимым были доставлены оперативной группой в УНКВД по Вологодской области. Местные жители, обнаружившие парашюты с баллонами, до прибытия оперативной группы употребили в пищу 14 банок консервов, 5 коробок шоколада, 1 пачку консервированного хлеба, несколько банок консервированных сливок, колбасу, спиртные напитки, выкурили несколько пачек махорки…»

В июле сорок второго Генштаб Красной армии через рацию «Орлова» передает несколько дезинформаций.

«Узнали, что усилилось движение эшелонов на Архангельск и Череповец».

«Мы все в городе. Подыскиваем надежную квартиру жить под видом отпускников. Наблюдается в основном пехота и артиллерия. Красноармейцы большинство из района Свердловска. Видели 21 танк. На Ленинград много составов с войсками, артиллерией и снарядами».

«Один из железнодорожников похвастался, что из Архангельска прошло несколько сот эшелонов с иностранной техникой, танками, самолетами. Устанавливаем постоянное наблюдение».

«В Вологду прибыл командный состав танковых войск. Выгружены 171 тяжелый танк. Ушли самоходом. Во время выгрузки видели одного английского офицера».

Абверкоманда из Пскова запрашивает направление движения танковой колонны.

Для того чтобы затянуть время контрразведчики «отправляют» одного из агентов группы «Орлова» в недельную разведку для уточнения направления движения таков. И через неделю рапортуют, что танки ушли в направлении Пошехонья.

Генштабу и контрразведчикам нужно было увязывать дезу, передаваемую несколькими перевербованными агентами и группами. Одновременно с Николаем Алексеенко в Вологде Ленинградская контрразведка в Тихвине вела игру «Кварц» с «Абверкомандой-104» через радиостанцию Ивана Голованова, явившегося с повинной в особый отдел 5-й стрелковой дивизии внутренних войск НКВД. У этого агента в задании был пункт о перевозках на участке Вологда-Тихвин.

А в архангельских лесах в период радиоигры через рацию «Орлова» длительное время действовали другие разведгруппы противника. Кроме того, не было гарантии, что в населенных пунктах у железных и шоссейных дорог нет немецких агентов, ничем еще не выдавших контрразведке своего присутствия, с собственными каналами связи с разведцентром. Да и не все группы в лесах известны контрразведке.

Вологодские контрразведчики делают новый ход в игре с Абвером. Вводят в игру вымышленных людей, чтобы ими заинтересовалась немецкая разведка.

«Нашли квартиру у работника речных мастерских Морошкина. Из Ярославля на Архангельск ежедневно 18-20 эшелонов. Познакомился со старшим лейтенантом Апостоловым Сергеем работником штаба 457 стрелковой дивизии. Неглупый парень, любит выпить. Рассказал, что в частях его дивизии много артиллерии, рассказал о новинке особо сильных минометах. Роты на 60-70 процентов укомплектованы автоматчиками. Орлов»

Здесь подготовлены сразу две ловушки. Первая – болтун старший лейтенант. Его можно завербовать работать на немцев. А по-настоящему, от его имени давать дезинформацию и подставлять агентам, которые будут засылаться в Вологду, исполняющего его роль контрразведчика

Вторая — введение Морошкина. Здесь вологодская контрразведка пошла еще дальше.

Для немцев создали легенду, что некий Морошкин – обижен советской властью, исключен из партии за переписку с родственником в Германии. Кроме того, Морошкин познакомил немецких агентов с высланными кулаками из Украины, которые настроены против власти и готовы поднять восстание.

Немецкая разведка ухватилась за украинских националистов. Забегая вперед, скажу, что в будущем, используя другую радиоигру, госбезопасности удалось выманить на Вологодчину более десяти немецких агентов и диверсантов.

В оперативном деле «Хозяин» сотни переданных и принятых радиограмм.

Все это время Николай Алексеенко находился во внутренней тюрьме НКГБ. А его партнеры по разведгруппе уже были расстреляны.

Понимая, что игра не может продолжаться бесконечно, контрразведка решает вывести Орлова-Алексеенко из игры, оставив, как уже говорилось, подставных — болтуна старшего лейтенанта и Морошкина. Пусть теперь засылаемые агенты выходят на контрразведчиков, исполняющих их роли.

Вновь разыгрывается комбинация: батареи сели, одежды, документов нет… Тогда Абвер посылает своим надежным агентам курьера с документами и деньгами, ну и, с проверочной миссией, конечно.

Новый агент Барашкин, также с псевдонимом «Орлов», прибывает и сразу задерживается чекистами. А для немцев от Алексеенко идет радиограмма:

«Два дня наблюдали у почты человека с указанными вами приметами. С почты его сопровождают штатские в здание НКВД. Знает ли курьер наши фамилии. По совету Морошкина уезжаем на Урал. Сообщим ему свой адрес».

Немцы честно играют с агентами. У курьера были фотографии Алексеенко и членов его группы. Значит нужно уходить. Абвер предлагает переход через линию фронта, где немцы будут их ждать.

Но контрразведка «отправляет» группу Алексеенко за Урал, оставляя для связи с немцами вымышленного Морошкина.

31 декабря 1942 года Орлов отстукивает последнюю радиограмму:

«Завтра — послезавтра закопаем станцию. Действуем, как сообщили. С новым годом Орлов».

Игра «Хозяин», проведенная вологодской контрразведкой, считается первой стратегической радиоигрой в великую Отечественную войну.

Искренне ваш Сергей КОНОНОВ.

 

На фото:

Офицеры Вологодского НКГБ, проводившие радиоигры с немецкой разведкой.

Автор:ЧИ

75 лет Победы. Первая стратегическая

С начала августа 1941 года немецкая авиация начинает активные действия по разведке и бомбардировке Северной железной дороги на территории Вологодской области. Воздушная разведка ведется очень активно, почти ежедневно отмечаются полеты фашистских самолетов.

 Но разведка ведется с выброской агентов-разведчиков. Вместе с разведчиками идет выброска диверсантов десантным способом — на парашютах. Подготовку и заброску агентуры на Вологодчину ведут немецкая военная разведка абвер и 4-й отдельный разведывательный батальон финской армии.

В начале 1942 года группе армий «Север» фашистской Германии предписывалось сосредоточить все силы на взятии Ленинграда и соединении с финскими войсками на реке Свирь у Лодейного Поля. То есть, завершить двойное окружение Ленинграда. Исходя из директив ставки Гитлера, руководство Абвера поставило перед своим подразделением «Абверкоманда-104» задачу на разведку и проведение диверсий на железнодорожных коммуникациях Ярославской, Ленинградской и Вологодской областей.

Диверсантам ставилась задача подрыва железнодорожных мостов через Шексну в Никольском (ныне Шексна), через Ягорбу в Череповце, через реку Колпь в Бабаево.

6 марта 1942 года на станции Бабаево к уполномоченному 7 отделения транспортного отдела НКВД Северной железной дороги к лейтенанту госбезопасности Васильеву обратился сержант Красной Армии и сообщил, что он, Николай Васильевич Алексеенко, является старшим группы немецких разведчиков, выброшенных 28 февраля на парашютах в районе станции Хвойная Ленинградской области. Так же немецкий агент просил указать в протоколе, что он добровольно явился с повинной, а вот двое его подчиненных, Иван Лихогруд и Геннадий Иванов, так поступать не будут. На следующий день на станции Сиуч по приметам, указанным Николаем Алексеенко, оба разведчика были обнаружены и задержаны оперативной группой НКВД.

Допросы ведутся работниками транспортного отдела НКВД в Вологде до 19 марта 1942 года. Николай Алексеенко, которому немецкая разведка присвоила оперативный псевдоним «Орлов», воевал на острове Даго. По военной профессии — радист, а звание имел сержант Красной Армии. Уже 17 сентября 1941 года немецкие войска захватили остров Даго, и он попал в плен. Голодная смерть или предательство? Перед такой дилеммой стояли миллионы советских военнопленных. Он выбрал предательство.

После высадки в районе станции Хвойная группа успела побывать в Вологде и Череповце, но затем они выезжают в Бабаево. Зачем? Страх. Страх гонит их обратно за линию фронта к немцам. В Вологде, считают они, оставаться опасно и лучше вернуться, объяснив, что потеряли рацию. Сдаться? Да, Николай Алексеенко уже принял такое решение, но он боится напарников — они в лагере работали полицейскими и сдаваться никак не хотели, а Геннадий Иванов уже в Хвойной вел сбор развединформации.

Допросы, допросы, допросы по 16 часов в день.

Алексенко откровенно рассказал о подготовке в разведшколе абвера и разведзадании:

Дислокация воинских частей, их вооружения, имена командиров…

Наличие и количество танков, самолетов

Наличие реактивных минометов

Военные грузоперевозки, особо военной техники и стратегических материалов, идущих из Архангельска.

Последнее задание было наиболее важным. Уже пошли первые конвои от союзников, и все эти грузы поступали в Мурманск и Архангельск, но далее они могли идти только по железной дороге через Вологду. В результате вологодские контрразведчики приходят к выводу, что из задержанных верить можно только Николаю Алексенко.

И тогда Москва решила начать с немецким военным командованием радиоигру. Но еще до принятия решения вологодские контрразведчики по рации «Орлова» передали первую радиограмму:

«Приземлились благополучно. Приступаем к работе».

Перевербовка Алексеенко состоялась. Радиоигра началась. Ей дали кодовое имя «Хозяин». Радиопередачи ведутся из внутренней тюрьмы НКВД в Вологде.

Радиоигра обычно ведется по нескольким направлениям:

Дезинформация противника о военных перевозках, перемещениях войск, планах командования. (Вся «деза» предоставляется Генштабом Красной Армии)

Создание видимости активной деятельности разведгруппы, с требованием доставки средств связи, оружия, питания, обмундирования.

«Выманивание на игру» новых агентов и диверсантов.

Иными словами, свести на нет все усилия разведки противника и использовать перевербованных агентов для достижения своих целей. А цель тогда была одна – ПОБЕДА!

Руководит игрой «Хозяин» начальник Вологодского УНКВД полковник Лев Галкин. Оперативное сопровождение ведет лейтенант Дмитрий Ходан, следственные действия поручены капитану Борису Иванову, направленному на курсы НКВД после окончания средней школы №2 города Череповца, а помогает ему выпускник этой же школы лейтенант Станислав Орнатский.

30 апреля 1942 года в эфир ушла вторая радиограмма:

«Село Ватланово прибыла саперная команда. Все хаты заняты красноармейцами. Нам пришлось уйти. Радиостанция находилась в селе. Теперь в Прилуках севернее города».

Абвер наживку заглатывает.

«Сообщите, находится ли 58 армия в городе. Кто командир. Какие части входят. Есть ли танковые части. Сколько поездов в день из Архангельска. Почему так долго молчали. Все ли здоровы».

Полковник Лев Галкин продолжает создавать комбинацию видимости активной работы группы и ее желания продолжать сотрудничать с немцами. «Орлов» отстукивает ключом:

«Все здоровы. Мало денег. Нет документов. Батареи слабы».

Весь май в радиограммах мольбы и просьбы прислать помощь, мол, без нее не можем эффективно работать. Вот какой текст был отправлен 21 мая 1942 года:

«Просим решить вопрос снабжения нас продовольствием, документами, лучше выбрасывать южнее Кубенского озера».

Вологодские контрразведчики мастерски разрабатываю первый этап игры – создание видимости работы.

«Просим решить вопрос снабжения нас продовольствием, документами, лучше выбрасывать южнее Кубенского озера».

«Место встречи нашли. В двух километрах от села Кубенское есть старая церковь. В трех километрах небольшой лес. Разложим костры. Орлов».

Для того чтобы затянуть время, Лев Галкин предлагает место выброски снаряжения и продуктов, которое немцы не примут. И действительно. Немцы в указанном месте не разрешили принимать груз, так как выброску обязательно заметят, и группы Орлова-Алексеенко будет захвачена советской контрразведкой.

И только через несколько недель агенты смогли получить сброшенный на парашютах груз.

В абвере рады и радируют «Орлову»: «Вы молодцы. Здорово наладили дело… Желаем Вам дальнейших успехов и будьте осмотрительны».

Игра вступила в новую фазу.

(продолжение в следующем номере)

Искренне ваш Сергей КОНОНОВ.

 

Автор:ЧИ

Письма горя и разлуки (продолжение)

 

Наступила весна 1942 года. Весна и раньше была для крестьян тяжелым временем. Запасы прошлогоднего урожая подходили к концу. До нового еще далеко. Историки религии считают, что Великий пост был введен не только из-за вопросов веры, но и потому, что последние месяцы – это месяцы, когда кончаются хлебные запасы, а до нового урожая еще надо дожить.

А тут война. Население может рассчитывать только на собственные силы, да мизерное распределение продуктов по карточкам, а в сельской местности и на карточки-то нельзя ничего купить.

Ничего еще не выросло, ягод и грибов нет. Даже крапива для щей еще не проклюнулась из земли.

Можно собрать на полях перезимовавшие под снегом колосья ржи. Весной уже за это не грозит тюремное заключение, как за воровство колосков с колхозных полей, когда за несколько десятков колосков суд мог дать до 2-х лет тюрьмы.

И пошли женщины, мальчишки и девчонки разгребать весенний наст руками, собирать промерзшие колосья. Дома колосья сушились, выбивалось зерно, его толкли в ступках. Из грубой муки, ах, какое наслаждение, есть ржаные лепешки – почти настоящий хлеб. Или варили кашу с добавлением молока, у кого еще коровы не пали от бескормицы.

Голод, тиф и еще неизвестная болезнь.

Из писем, изъятых военной цензурой:

… «Вчера вечером узнала неприятную новость, то спешу ее описать. Как только стаял снег, все колхозники, а также и служащие, ввиду недостатка хлеба (в том числе, и мы ходили собирать колоски на полях), сушили, мололи и ели такой хлеб. Теперь по истечении 30-40 дней пошли массовые заболевания у тех людей, которые хотя бы немного употребляли колосья. В этих колосьях содержатся бактерии, которые вызывают кровотечение через нос, и человек умирает. Вчера говорил врач, что болезнь эта смертельная и неизлечимая, еще ее исследуют. Ездит по сельсовету комиссия, берут у всего населения кровь, выявляют зараженных. Мы тоже часть крупы из этих зерен употребляли около 1 кг, так что может быть, тоже заразились и последует смерть после 40-45 дней. Особо жаль Галю – я ей варила кашу на молоке из этой крупы…»

… «Сейчас у нас многие болеют, даже помирают, из носа и рта течет кровь и помрут, не могут определить болезнь…»

… «Чувствую себя неважно, у обеих с Марией наверно цинга, распухли десны, ноги начинают пухнуть»

… «У нас тиф в деревне, сперва залежала Жени жена, они жили вместе с Пашкой, не свезли в больницу, после разразила по всей деревне. Моховы — лежала вся семья, теперь стало лучше, и Феди жена померла от тифа. Смирнов Ефим помер… только сейчас одних привозим из больницы, других отправляем в больницу». …. «В городе так много свирепствует заразных болезней, что всех не перечислишь, у нас на службе очень много умерло от тифа, дизентерия тоже, скарлатина, дифтерия, болеют и умирают большие и маленькие».

… «Тиф у нас прекращается, умерло много. Сейчас появилась довольно странная болезнь в Кипелове, в Середнем и у нас в Губине. Сначала заболевание горла, опухоль, потом идет кровь носом и ртом, сильно, 3-4 дня и человек умирает. Сначала думали – сибирская язва, а теперь, говорят, от колосков».

… «У нас сейчас очень большое горе — 3 июня помер у нас Павлик, а сегодня, т.е. 9-го, скончался Толя, и мы, Володя, так расстраиваемся, что не знаем, как описать, очень уж жалко братишек. Причина смерти признают врачи, что из-за колосков, все время, как снег стаял, собирали колоски и ели, а они оказались ядовитыми, очень много народу умирает…»

Болезнь с частым смертельным исходом поразила многих. В Вологодскую область приехала врачебная комиссия из Наркомата здравоохранения. Причину установили. Оказалось, это септическая ангина.

Справка:

Алиментарно-токсичная алейкия (септическая ангина) — тяжелое заболевание, возникающее от потребления в пищу хлеба или других продуктов (например, каши), приготовленных из зерна, перезимовавшего в поле под снегом. В таком зерне развиваются особые плесневые грибки, которые выделяют ядовитые вещества (токсины). Эти вещества поражают кроветворные органы, преимущественно костный мозг, поэтому у больных резко падает количество лейкоцитов, затем эритроцитов и тромбоцитов.

Причину установили, но лекарств не было. Тогда нашли выход: собранные из-под снега колоски обменивали на зерно из колхозных кладовых, хотя и было это трудно. Эпидемия прекратилась, но отдельные случаи еще встречались. В газетах не писали, по радио не объявляли. Да в отдаленных деревнях ни газет, ни радио не было. Объявлялось на собраниях колхозников и в сельсоветах.

Голод продолжался. Съедается все, даже кошки идут в пищу, а мясо павших лошадей – просто спасение.

Из писем, изъятых военной цезурой:

«…питаемся – собираем колоски, гнилую картошку. На днях околели 2 лошади, их раздали колхозникам, и мы взяли 17 кг и тоже варили».

… «Тятя, пайка нам не дают, и в колхозе сей год нет. Хлеб мы едим из овечья, сходим в овечье, надергаем мху и едим. Мы из веников пекли шаньги. … Мы ослабли, живет дома и деваться некуда, хоть в петлю суйся. В школу ходит один Игорь, а мы не ходим. Саня у нас выхудал, а умирать не умирает».

… «Худо жить, я съел троих собак и шесть кошек, сижу голодом и просим сколько раз, не дают хлеба, работать не могу и жена тоже. Сейчас начнется посевная и, наверно, лето не дождать, помирать придется, много помирает с голода. Но, Витя, скажи своим командирам, что такое безобразие, дошло до собак и кошек. Довели. Предколхоза сказал, что я заморю тебя голодом, не дам тебе хлеба».

На фронт идут добровольцы. Из Череповца отправляют команду добровольцев-девушек. Они комсомолки. Среди них и тетя автора Зинаида Белова. Провожают на вокзале матери своих дочерей, падают в обморок, бьются об землю, плачут как по покойницам: «Родненькие вы наши. На погибель идете!».

Не все вернулись. Зинаида Белова Победу встретила в Берлине. По не вернувшимся матери отрыдали и запомнили своих дочерей молодыми…

Наступило лето. С фронта нет радостных вестей. Зацветает картошка, а ее уже выкапывают.

Добровольцы едут на фронт, а с фронта бегут дезертиры.

Из писем, изъятых военной цезурой:

… «Коля, у нас в деревне Коля Б-в убежал с фронта и ходит по деревне и крадет у кого, что попадется. Его сейчас ловят, но еще пока не поймали».

… «Коля, у нас в районе очень много появилось так называемых бандитов… Милиции было 10 человек, и когда подошли к дому Ш-на, а он был дома, и вот когда подошла милиция и Ш-н в этот момент вскочил и побежал к реке, они все залегли в траве и Ш-н встал стоя на горе и закричал, что выходите – будем сражаться…»

… «Миша, мы вчера хоронили Васю Ч-ва, его убили бандиты, дезертиры Красной Армии (у нас их много бегает в лесах). Ты наверно, знаешь Ш-на с Немкова, так вон он и убил его…»

С начала войны прошел один год. Впереди было еще три…

Искренне Ваш, Сергей КОНОНОВ.

 

©2009-2017 Все права защищены. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна