Яндекс.Метрика Предприниматель Сергей Кулебякин: «Надеюсь на справедливость и здравый смысл» | Череповецкая истина
ОФОРМИТЬ ПОДПИСКУ
 |  | 

Предприниматель Сергей Кулебякин: «Надеюсь на справедливость и здравый смысл»

Автор:ЧИ

Предприниматель Сергей Кулебякин: «Надеюсь на справедливость и здравый смысл»

В редакцию Череповецкой истины обратился предприниматель из Устюжны Сергей Кулебякин. С его слов, сферой его деятельности являются лесозаготовка и лесопереработка. Однако причиной обращения стала не профессиональная деятельность предпринимателя, а действия сотрудников полиции, препятствующие нормальному производственному процессу. Параллельно Сергей Кулебякин обратился с официальной жалобой на действия сотрудников полиции к прокурору Вологодской области. Предлагаем вашему вниманию его письмо:

«Я являюсь собственником производственной базы, расположенной в г. Устюжне на Устюженском переулке, 19. На правах аренды сейчас этой базой пользуется моя супруга ИП Кулебякина Любовь Александровна. Я, в свою очередь, являюсь ее коммерческим директором.

Производственная база занимается лесопереработкой, на ней находятся пилорамы, сушильные камеры, а также расположен парк грузовых автомобилей, которые осуществляют перевозку леса. Также на территории базы находятся бытовые помещение, в которых проживают рабочие — граждане иностранных государств (на легальном положении), а также административное помещение с несколькими офисами.

Утром 12 мая 2021 г. около 7 часов в наш дом, официально принадлежащий моей супруге, заявились полицейские в черной униформе, масках и с автоматами, напугав своим видом супругу и несовершеннолетнего сына. Они показали судебное постановление и сообщили, что в доме будет производиться обыск.

К нам в дом в качестве понятых были приглашены соседи Гусева Валентина и Гусев Василий. Причем, Гусев Василий, как и обычно, находился в состоянии алкогольного опьянения. Несмотря на то, что собственником жилого дома является моя супруга, еще до начала обыска за ней приехал другой следователь и потребовал, чтобы она прибыла на производственную базу, где также планировалось произвести обыск.

Наши возражения по поводу того, что я являюсь собственником производственной базы, а моя супруга собственником жилого дома, приняты не были, и жену на служебном автомобиле увезли на базу. Тем временем к нам домой приехал мой компаньон Соловьев А.А., который, как и я, является сособственником наших с ним производственных баз. Но вместо того, чтобы ему предложить проехать на базу для присутствия на обыске, его включили в состав понятых для обыска в доме.

Позже выяснилось, что обыски проводились одновременно на всех наших производственных базах на территории Устюженского и Бабаевского района. Причем обыски там проводились в отсутствие нас, собственников. Так же обыски производились и на территориях баз, нам не принадлежащих, находящихся в собственности у наших друзей и знакомых.

Я обратился к следователю с вопросом, ради чего вообще они собираются производить обыски в доме и на производственной базе? Следователь сказал, что обыски производятся в целях изыскания и последующего изъятия долговых расписок между мной, моим хорошим знакомым Сефербековым и предпринимателем из Череповецкого района Гавриловым, а также в целях изъятия записей телефонных переговоров, состоявшихся между мной и Гавриловым.

Здесь необходимо пояснить, что некоторое время назад Гаврилов обратился за деньгами ко мне, а я, не располагая на тот момент нужной суммой, перезанял деньги у своего хорошего знакомого Сефербекова. Все это было зафиксировано расписками. Но Гаврилов после обращения к нему Сефербекова, видимо, не желая возвращать ему деньги, написал заявление о вымогательстве, и Сефербекова задержали сотрудники полиции. Именно расписки, данные мною Сефербекову, а затем Гавриловым мне, и имел в виду следователь.

Еще 6 апреля этого года адвокат Сефербекова направил ходатайство в адрес начальника 5 отдела СУ УМВД по Вологодской области Усачевой с просьбой о моем допросе в качестве свидетеля долговых обязательств Гаврилова, а также добровольной выдаче записей телефонных переговоров и долговых расписок. Это ходатайство было обусловлено тем, что я сам имел намерение добровольно выдать эти материалы и дать исчерпывающие пояснения по всем фактам. Ходатайство было удовлетворено следователем Усачевой в полном объеме еще 8 апреля 2021 года. И я даже направил на электронный адрес Усачевой проект моего допроса с исчерпывающими пояснениями.

Однако с этого самого времени следователь всячески уклонялась от выполнения условий ходатайства, а в итоге 12 мая 2021 года были осуществлены вышеуказанные мероприятия, которые, на мой взгляд, явились совершенно неоправданными и дезорганизовавшими работу предприятия.

В ходе обыска сотрудники полиции разделялись и без участия понятых исследовали жилые и нежилые помещения дома, о чем мною было сделано замечание в протоколе обыска. Помимо этого в момент осмотра сейфа с оружием его содержимое не демонстрировалось понятым. После осмотра сейфа с оружием само оружие было изъято, несмотря на то, что у меня имеется разрешение на его хранение.

С какой целью я был лишен, пусть и временно, принадлежащего мне оружия, не понятно. К тому же я являюсь штатным егерем общества охотников и рыболовов Устюженского района. Изъятое оружие мне необходимо для осуществления контроля охотничьих угодий.

Затем к обыску были привлечены сотрудники ГИБДД, которые без моего разрешения и без внесения результатов их действий в протокол обыска ходили по придомовой территории и осматривали мои транспортные средства и технику.

По окончании обыска протокол его был подписан понятыми. В том числе и понятым Гусевым Василием, несмотря на то, что тот практически не принимал участие в обыске  — не находился ни в помещениях дома, ни на придомовой территории, а для подписания протокола прибыл в непотребном виде по причине сильного алкогольного опьянения.

Судя по  тому, как проводился обыск в доме, полагаю, что и при производстве обыска на принадлежащей мне производственной базе в Устюжне и на других наших базах были допущены существенные нарушения. Так, со слов супруги, сотрудники полиции беспрепятственно ходили по территории базы и по административному зданию без сопровождения понятых. При этом изымались документы без детальной их описи. Ими также был изъят сервер видеонаблюдения, из-за чего база и материальные ценности, находящиеся на ней, остались теперь без наблюдения и охраны.

Работники базы были лишены возможности на протяжении всего рабочего дня выполнять свои производственные функции. Кабинеты административного здания были заняты оперативниками и следователями, и там без моего согласия и без согласия моей супруги происходили допросы сотрудников производственной базы. Сами сотрудники вынуждены были находиться на базе без обеда и без возможности связаться с родными в течение всего дня, пока проводился обыск. При этом и все посторонние люди, приезжающие в течение дня на базу, задерживались и подвергались допросу.

К тому же обыски, да еще и с применением служебных собак были произведены в бытовых помещениях рабочих, которые являются гражданами других государств. Самих рабочих, изъяв телефоны, собрали на улице, где также без обеда и связи держали более 7 часов. При этом, со слов самих рабочих, допрашивал их оперативник в гражданской одежде, от которого сильно пахло алкоголем.

В ходе допросов рабочих подбивали дать на меня показания, будто я с ними плохо обхожусь и даже избиваю. Естественно, никто из них не стал брать греха на душу и клеветать на меня.

На территории одной из производственных баз, где также проводился обыск, располагается детский спортивный клуб. Естественно, дети были напуганы вооруженными людьми в черной униформе, находившимися на базе, и они отказались от спортивных занятий. Более того, и на следующий день дети на занятия в спортклуб не пошли, опасаясь, что там до сих пор находятся вооруженные люди.

Также на производственной базе, на мой взгляд, незаконно находились и сотрудники ГИБДД, которые осматривали автомобили. Потому как в протоколе эти сотрудники не были включены в состав лиц, принимавших участие в обыске. К тому же, на мой взгляд, незаконно из офиса базы были изъяты и документы на те автомобили, которые не принадлежат ни мне, ни моей супруге, а являются собственностью совершенно посторонних лиц.

Когда я как собственник производственной базы и коммерческий директор фирмы прибыл на свое рабочее место, то обыск был уже завершен, но с протоколом обыска я ознакомлен не был.

Все эти факты я изложил и в жалобе прокурору области. Написали жалобы также мои работники и компаньон Соловьев, владелец одной из баз, где обыски прошли в его отсутствие.

Кроме того, работники, являющиеся гражданами другого государства, обратились в посольство своей страны с жалобой и просьбой отреагировать на незаконные действия представителей силовых ведомств России.

В завершении пара «добрых» слов о человеке, ставшем, по моему мнению, причиной всего вышеизложенного. Думаю, что фамилия Гаврилов знакома жителям Череповецкого района, и многие из них были обмануты этим гражданином. Со слов пострадавших, Гаврилов присваивал себе лес обычных граждан, который был выделен им для индивидуального жилищного строительства. Предлагая свои услуги по лесопереработке, Гаврилов вывозил лесоматериалы на свою пилораму для дальнейшей распиловки. Затем продавал получившиеся пиломатериалов с целью обогащения и получения собственной выгоды. В итоге обратившиеся к нему граждане свой заготовленный лес не получали, но отчитаться за его использование были обязаны.И никаких мер, не смотря на заявления потерпевших, к Гаврилову принято не было. Возникает вопрос: может быть кто-то в правоохранительных органах Череповецкого района покровительствует Гаврилову, от чьих рук пострадали невинные люди?

Надеюсь, действиям сотрудников полиции будет дана законная и справедливая оценка.

Предприниматель Кулебякин С.Н., г. Устюжна».

 

Поделиться в :
Дата: 17.05.2021

©2009-2017 Все права защищены. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна