Яндекс.Метрика Подавление | Череповецкая истина
ОФОРМИТЬ ПОДПИСКУ
 |  | 

Подавление

Автор:ЧИ

Подавление

«Череповецкая истина» всё это время продолжала следить за событиями в Хабаровске, но, признаться,  все мы начали постепенно забывать об этом дальневосточном регионе, где в июле начались грандиозные акции протеста.  Сначала информационное поле перекрыли события в Белоруссии, потом на хабаровский героизм наложилось отравление Навального, скандал вокруг которого только нарастает в течение последних полутора месяцев. А тут еще пресловутая «вторая волна эпидемии», и  с учетом того, что власти и граждане так и не договорились насчет «масочно-перчаточного режима», экономика может не справиться со вторым локдауном.

 

Снова в ленте

И вот Хабаровск снова появился в ленте новостей. Появился громко: 10 октября акцию протеста разогнал ОМОН, есть пострадавшие. Поводом для вмешательства бойцов стала установка палаток на площади Ленина. После нескольких устных предупреждений сотрудника полиции о необходимости разобрать конструкции, из Белого дома вышли люди в касках, и после десятиминутной борьбы с протестующими, в ходе которой задержали 25 человек, бойцы ОМОНа исчезли, но при этом нескольким хабаровчанам понадобилась медицинская помощь.

Произошедшее в субботу дает некие основания силовикам вести себя более жестко. Любая провокация сейчас превращается в очень короткий фитиль, прикрепленный к огромному ящику динамита. Протест же сам по себе был конструктивен. Люди первоначально не предлагали политических лозунгов, хотели одного — суда присяжных в Хабаровске. Вполне себе демократическая цель. Поскольку реакции власти не последовало, то к митингам стали присоединяться разного рода интересанты, и ситуация движется в плохом  для власти направлении. Ведь уменьшение числа протестующих не является индикатором того, что ситуация улучшается — просто агрессия перейдет в другое русло.

 

 

Час Дегтярёва

Хабаровчане обижаются справедливо: о них забыли. Они реальные герои — трехмесячные политические протесты в крае беспрецедентны для новейшей истории России, и даже в эпоху перестройки граждане были не готовы к многомесячной защите своих прав. А всё это время местные начальники во главе с врио Дегтярёвым тихо сидели и делали вид, что не замечают протестов. Они тихо сидели до тех пор, пока на митинги в поддержку Фургала выходил весь Хабаровск. Когда с властями говорят с позиции гражданского большинства, они вдруг становятся очень понятливыми: видят силу. Но на четвертом месяце протестов, когда надежды достучаться до московских властей не осталось, а впереди только зима, экономическая депрессия и «вторая волна», ряды хабаровчан начали редеть. Их стало меньше, и вот тогда с веселым свистом на них спустили полицию, экипированную по последнему слову постсоветской моды в тяжелые доспехи, с дубинами наперевес.

Дело в том, что Михаил Дегтярёв по своей природе в первую очередь спортсмен. Из той узнаваемой породы спортсменов, что стреляют сигаретку у одиноких прохожих темными осенними вечерами. Главное правило этих молодых людей — атаковать лишь тех, кто точно не сможет ответить. Дождаться полного перевеса и лишь тогда действовать, а при изменении расклада сил — быть готовым стремительно ретироваться в «высокие кабинеты» и заявить, что ты завален бюрократической работой. Подобные спортивные навыки сейчас, кажется, высоко ценятся Кремлем, и именно в них там видят залог «лояльности регионов». Вот врио Дегтярёв дождался своего часа и отправил полицейских на дело: теперь сразу видно, что человек делом занят и «контролирует ситуацию».

 

Ах, вы так!

Возможно, случившееся придаст активности и сил и митингующим — те, кто сидел дома, скажут: «Ах, вы так! Значит, мы тоже придем». Либо второй вариант, который гораздо хуже. Люди не придут, но внутри начнут вызревать плохие настроения, а среди подверженных девиантному поведению станут развиваться более радикальные течения. Для стабильности субъекта это крайне негативная тенденция. А врио губернатора случившееся и вовсе превратило в политический труп. Большой любви к нему и так не испытывали, а теперь ему окончательно «обнулили» репутацию. Это пятно, от которого отмыться почти невозможно. Теперь противостояние может напоминать не открытый пожар, а торфяной, когда не понятно, где именно горит, какова реальная площадь возгорания, но пожар, тем не менее, есть.

Главное — это внутренние ощущения граждан. Те,  кто в последнее время негативно смотрел на протест, говорили, что им все это надоело. Но теперь из-за действий силовиков эти люди встают на сторону протестующих, поддерживают тех, против кого применяется сила. Это давнее русское чувство — поддерживать угнетенных. Складывается ощущение, что протест приобретает новую форму. Сергей Фургал далеко — его не потрогать, с ним не поговорить. Но зато теперь есть люди, пострадавшие от полицейского насилия во время акции протеста. Это новые герои, с ними можно пообщаться, их можно поддерживать. А с героями приходит идеология, идея обретает форму, и с этим бороться уже значительно тяжелее.

 

«А что нам скажет товарищ?..»

А вот сам губернатор Дегтярёв считает, что правоохранители действовали в рамках закона.

«Ну, во-первых, нужно понимать, что мы живем в 21 веке, и в отличие от событий 20 века любой человек может увидеть то, что произошло, сразу и дать оценку происходящему. И действиям правоохранителей, и действиям митингующих. Так пусть каждый сделает выводы самостоятельно.

Я со своей стороны могу сказать однозначно, что каждый имеет право на выражение своего мнения, в том числе политического, но в рамках закона. Наши правоохранители, во-первых, все местные. Они действуют профессионально, в соответствии с регламентами и самое главное — в соответствии с законом. Больше добавить нечего», — заявил врио губернатора.

Чуть позже Дегтярёв все же продолжил:

«В рядах протестующих очень много провокаторов. Их не устраивает, что протест проходит мирно. Оскорбления полиции, которые видны на записях, переход на личности, угрозы и разбитые палатки — ничего другого правоохранителям не остается делать, кроме того, как пресечь это».

Вторит Дегтярёву и руководитель регионального отделения партии «Единая Россия» Максим Иванов:

«На мой взгляд, эта история с митингами себя уже исчерпала. Это со всех сторон выглядит как топтание на месте. Для меня очевидно, что этот протест уже стал ритуалом, смысл которого не всегда могут объяснить даже те, кто выходит на эти митинги, — считает Максим Иванов. — Конечно же, митинги — это тоже форма диалога власти и общества. И многие люди используют такую форму именно как возможность высказаться. Но в то же время, для кого-то это возможность заработать себе какие-то политические очки. А такие граждане могут подталкивать мирных митингующих к более радикальным действиям, на которые правоохранителям приходится реагировать. Иногда жёстко».

Впрочем, каких-либо иных комментариев от «первых лиц» региональной и партийной власти никто и не ожидал, исходя из политики «центра», который и вовсе пытается не замечать хабаровского протеста…

Кирилл МАРТИНОВ.

 

Поделиться в :
Дата: 19.10.2020

©2009-2017 Все права защищены. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна