Яндекс.Метрика Без согласия пациента | Череповецкая истина
ОФОРМИТЬ ПОДПИСКУ
 |  | 

Без согласия пациента

Автор:ЧИ

Без согласия пациента

Группа депутатов и сенаторов, первым в списке которой значится председатель Комитета Госдумы по охране здоровья, известный лоббист тотальной вакцинации от чего угодно Дмитрий Морозов, еще в октябре 2019 г. внесла в парламент ряд поправок в федеральный закон  «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» об информированном добровольном согласии на медвмешательство. Ныне существует очень большая правовая неопределенность в ряде случаев, когда гражданину необходимо срочно оказать медпомощь, а получить согласие у него или законного представителя затруднительно, и времени на это катастрофически не хватает.

 

По сути, все изменения сводятся к расширению числа ситуаций, когда тело человека де-юре уже не будет ему принадлежать, а станет «собственностью» медиков, получающих возможность проводить практически любые манипуляции без добровольного информированного согласия пациента. И всё это, конечно, под неизменным ныне соусом «заботы» о здоровье населения.

 

В первом чтении

И вот свершилось. На днях депутаты Госдумы приняли в первом чтении законопроект, упрощающий оказание скорой, в том числе скорой специализированной, медпомощи вне медицинской организации (на дому, в офисе и т.д.).

Таким образом, согласно документу, медпомощь пациенту оказывается без его согласия (без согласия одного из родителей/законного представителя пациента), а значит, исчезнет необходимость оформления информированного добровольного согласия (ИДС).

«В случае принятия законопроекта, у медицинских работников скорой медицинской помощи появляется возможность оказать помощь незамедлительно и своевременно. Принятие законопроекта ускорит получение гражданами своевременной и качественной медицинской помощи и позволит обеспечить правовую защищенность медицинского работника выездной бригады скорой медицинской помощи», – уверенно заявляет коллектив авторов ПФЗ, делая акцент на большую заботу о здоровье населения.

Это все замечательно, но в предлагаемой к изменению ст. 20 уже значится пункт, при котором согласия от гражданина никто ждать не будет: «…если медицинское вмешательство необходимо по экстренным показаниям для устранения угрозы жизни человека и если его состояние не позволяет выразить свою волю или отсутствуют законные представители».

Перечислим оставшиеся исключительные случаи, коих на самом деле набирается немало:

«- в отношении лиц, страдающих заболеваниями, представляющими опасность для окружающих (в данный список правительство оперативно внесло новую коронавирусную инфекцию – прим. ред.); в отношении лиц, страдающих тяжелыми психическими расстройствами;  в отношении лиц, совершивших общественно опасные деяния (преступления); при проведении судебно-медицинской экспертизы и (или) судебно-психиатрической экспертизы; при оказании паллиативной медицинской помощи, если состояние гражданина не позволяет выразить ему свою волю и отсутствует законный представитель».

Как говорится, чего же боле? Из пояснительной записки следует, что законодатели очень желают приравнять граждан, находящихся «в состоянии стресса» к лицам, страдающим тяжелыми психзаболеваниями, а также ввести в тему отказа/согласия на медвмешательство определение «угроза здоровью» – гораздо более широко трактуемое, чем угроза жизни. Все это уже заставляет напрячься.

А теперь перейдем собственно к предлагаемым поправкам. Их всего две. Первая предполагает согласие гражданина по умолчанию на любую манипуляцию от скорой (специализированной) помощи. Возможность отказа сохраняется в заявительном порядке и в письменном виде. Вторая поправка устанавливает статус старшего медработника выездной бригады скорой, который принимает решение об оказании медпомощи без согласия гражданина.

Таким образом, законодатели порождают очевидный правовой коллапс. Ведь в статье 9 ФЗ 323 перечисляется исчерпывающее число случаев, когда от медвмешательства невозможно отказаться. И внезапно сюда вносят позицию об оказании скорой помощи, в решении по которой, несмотря на сохраненную возможность письменного отказа, главным оказывается старший врач медбригады. Он наделяется правом совершить медвмешательство без согласия больного.

И как, простите, будут разрешаться конфликтные ситуации между врачом и пациентом? Путем мордобоя или вербальных споров – кто кого перекричит? Кроме того, здесь явно ставятся под удар несовершеннолетние, рядом с которыми во время прибытия скорой не оказалось законных представителей. Они-то точно не смогут подписать письменный отказ, а значит, все медвмешательства им будут проводиться по решению старшего в бригаде скорой.

К чему же такое излишнее правовое регулирование в столь чувствительной сфере, порождающее новые конфликты, а никак не разъясняющее ситуацию? Добавим от себя – это не просто излишнее правовое регулирование, это явный заход в сторону умаления прав граждан на распоряжение собственным телом. О возможности отказа от медвмешательства врачи скорой вряд ли будут сообщать дополнительно. Да и большинство СМИ подают этот ПФЗ именно как шаг к отказу от рассмотрения мнения пациента при оказании ему скорой помощи.

 

«Будет лежать на лавочке пьяный»

Кстати, скептически относятся к новому закону и сами медработники. Но уже по другой причине. Вот как прокомментировал его один из фельдшеров череповецкой «Скорой помощи». Он считает, что поправки для тех случаев, когда человек находится без сознания, погоды в работе бригады скорой помощи не делают. Даже могут навредить, если неосмотрительно трактовать.

«Всё выльется в такую вещь: будет лежат на лавочке пьяный, прохожий вызовет ему «скорую». Пьяный пошлет бригаду куда подальше, но все вокруг будут настаивать, что человек невменяемый, лечите его насильно. Как я могу лечить больного, который не хочет лечиться? Что мне прикажете делать как фельдшеру, у которого нет психиатрического образования? — рассуждает фельдшер. — Если мы оказываем помощь человеку, который не хочет ее получить, но мы явно видим, что человеку помощь нужна, то мы можем поставить полицию в известность о том, что у нас человек сопротивляется, и продолжать оказывать помощь. Потом опять же, как мы ее окажем, если человек сопротивляется? Будем сидеть, и ждать полицию».

 

***

Так или иначе, но первый шаг к тому, чтобы узаконить несанкционированное самим пациентом медицинское вмешательство, уже сделан. Якобы для его же блага. Но лиха беда начало. И принудительная вакцинация видится уже не таким уж невозможным вариантом.

Максим КОРЕНЕВ.

 

 

 

 

Поделиться в :
Дата: 19.10.2020

©2009-2017 Все права защищены. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна