Яндекс.Метрика Вызов для Вадима Германова | Череповецкая истина
ОФОРМИТЬ ПОДПИСКУ
 |  | 

Вызов для Вадима Германова

Автор:ЧИ

Вызов для Вадима Германова

В октябре исполняется ровно год, как на пост мэра Череповца пришёл Вадим Германов. И это беспрецедентный в истории Череповца случай, когда мэром становится глава градообразущего предприятия. Впрочем, время показывает, что такая рокировка имела смысл – череповчане увидели, что к управлению городом, наконец, пришел крепкий и мудрый хозяйственник.

 

 

«Четыре с минусом»

— Вадим Евгеньевич, прошёл год, как Вы вступили в должность мэра Череповца. Как бы Вы оценили прошедший период?

— Это был интересный год. Сказал бы, что у нас в городской администрации собирается сильная команда, которая только ещё начинает работать. Касаясь работы, предпочитаю говорить «мы». Помнится, на сто дней моего назначения Ваша газета написала: «Германов не будет делать резких перестановок, он сначала разберётся, а потом будет поэтапно что-то менять»…

— Угадали?

— Угадали. Я зачастую вспоминаю эту фразу. Так как действительно мы  всё меняли плавно и поэтапно. Муниципальная служба сильно отличается от производственной деятельности. Это совершенно разные вещи. На «Северстали» всё было понятно, но ведь я и проработал там почти 30 лет. Управление городом более многогранно. И, признаюсь, я про наш город  довольно мало знал. Раньше было так: дом – «Северсталь», «Северсталь» — дом. И первые две недели работы мэром, положа руку на сердце, я был в шоке.

Например. Мы выпускали страничку генерального директора ЧерМК «ВКонтакте», и чтобы там кто-то написал в комментариях какую-то гадость, это было немыслимо. Во-первых, страшно (улыбается), во-вторых, и корпоративная культура уже другая. А здесь, на аналогичной страничке мэра – мат-перемат, начитался всего. Поначалу было очень жёстко. Это уже сейчас, по прошествии года, всё сгладилось.

Причём очень интересно:  жители Череповца, как правило, делятся на две категории. Одним жарко, другим – холодно, одним – поливать, другим – посыпАть, одним – белое, другим – чёрное. К этому надо просто привыкнуть, и у нас есть курс, которым мы уверенно идём.

— А какую оценку по пятибалльной шкале вы поставили бы себе?

— Пока «четыре с минусом»

Почему?

— Мы не так много ещё сделали. Вот когда поменяем наш общественный транспорт, когда построим новые дороги, тогда и можно будет о чём-то говорить. А сейчас мы очень много закладываем на будущее. Очень о многом мечтаем с нашей командой. Например, есть федеральный проект «Чистый воздух», в рамках которого мы должны поменять трамвайный парк, капитально отремонтировать пути и многое другое. Мы очень хотим, чтобы это осуществилось. Вот, когда сбудется, тогда и скажем, что всё хорошо.

 

«Забудьте фразу «денег нет»

— Что легче – управлять «Северсталью» или городом?

— Однозначно ответить нельзя. На «Северстали» ты принимаешь решения, от которых зависят 23 тысячи твоих сотрудников и плюс подрядчики. И я не скажу, что там было просто. На «Северстали» очень сильная команда. Порой я приходил на совещание, и у меня не было конкретного решения. То есть я садился с директорами и говорил: «Сегодня обсуждаем такой-то вопрос». И вот мы начинали дискутировать. Во время этой дискуссии вдруг у кого-то появляется рациональное зерно, очень замечательное. Все подключаются, начинают развивать мысль, и так рождается решение. Но это решение, которое мы приняли сообща, это решение не одного генерального директора. Это не прилетело сверху с фигой в кармане: я начальник – ты дурак. К выполнению таких решений уже и люди относятся по-другому.

— Скажите, а что такого случилось, что директора крупнейшего предприятия нужно было перебрасывать на должность мэра? Неужели всё так плохо было в городе, что понадобилось именно такое кадровое решение?

— Не согласен с такой постановкой вопроса. Да, ЧерМК год от года работает всё лучше и лучше: растут объёмы производства, качество улучшается, персонал становится профессиональнее. Всё классно, молодцы! Но! Директор комбината, повторюсь, управляет 23 тысячами человек, а в городе живёт 315 тысяч. Это гораздо больший масштаб. Город многограннее, интереснее, а где-то и сложнее.

Чем, например, хороша «Северсталь», так это тем, что там тщательно готовят резерв, чего я в нашей мэрии, кстати, не увидел. На ЧерМК у меня были два «резервиста», два директора, которые меня замещали. Ухожу в отпуск в апреле – мои обязанности выполняет один коллега, в августе – другой. Я ушёл с должности гендиректора, но система вся осталась, команда осталась.

Вопрос: а почему бы нам не сделать Череповец лучшим городом в России, как «Северсталь» стала лучшим предприятием в отрасли? Я пришёл в город именно с этим желанием. Понятно, что это не сделать за год. Но этим нужно заниматься, тащить сюда федеральное финансирование и так далее. Первые два месяца моей работы здесь у моих помощников было три варианта ответа: «денег нет», «это невозможно» и «так делать нельзя». Я сказал: забудьте такие слова. Год прошёл, и я от них давно этого не слышу. Деньги есть. Есть много национальных проектов. Пожалуйста – давайте заявляться, заходить в них.

— Какие самые актуальные проблемы Вы увидели в городе, когда пришли на пост мэра?

— Давайте вспомним, какая в этом году была зима. Поэтому, прежде всего – дороги. Все ж весной кричали: невозможно ездить! Это, во-первых. Во-вторых, общественный транспорт. В конце прошлого года автоколонна 1456 выпускала на линию 55 автобусов из 250, которые работали ежедневно. Предприятие просто стояло на коленях. Дунь – и оно упало. А в трамвайном парке директор сказал, что у него и так всё хорошо: новые трамваи не нужны, потому что они по нашим рельсам не поедут, а на ремонт путей денег нет. Нехорошо! Общественный транспорт в Череповце был на грани: ещё бы чуть потерпеть, и он бы вообще развалился.

В-третьих, мы начали заниматься местами отдыха для горожан, то есть парками и скверами. В частности, начали облагораживать Пуловский парк, Парк 200-летия Череповца, впереди реконструкция парка КиО.

Затем мы начали «заниматься» спортом. У нас есть чёткое представление, какие первые четыре спортобъекта должны появиться в городе. Лыжный стадион за Аксоном в ЗШК, искусственный лед в Макаринской роще в Заягорбском, скейтпарк около ДКМ в Индустриальном, пристройка к Ледовому дворцу. А ещё мечта: новый Дворец боевых искусств и новый зал для волейбола. Уверен, что наш Губернатор Олег Кувшинников поддержит эти идеи.

Но самая главная проблема была в головах у тех, кто говорил: денег нет.

— Перенесли ли вы методы управления с «Северстали» в мэрию?

— Конечно ДА. Самое главное – командная работа! А ещё нужно уметь применять все доступные методы управления: в какой-то ситуации быть жестко авторитарным, но не жестоким, а где-то демократичным и улыбаться.

Кого хотели поменять, уже поменяли

— Вы пришли с «Северстали» в совершенно иную среду, внутри которой сложились свои отношения. Как вас приняли? Не было ли какой-либо «фронды»?

— Меня приняли хорошо. Во-первых, меня же все знали, я же не с Луны свалился. Во-вторых, я знал заместителей мэра. С каждым где-то пересекался. В-третьих, первым руководителем всегда легко заходить в коллектив. Никакой тайной «фронды» не могло быть. Кого нужно было поменять – поменяли. Кому-то, наверно, пришлось перестроиться или  подстроиться.

— Но вы поменяли очень немногих. То есть работаете с теми, кто достался «в наследство».

— Кто-то сказал, что Германов знал всё ещё за год до своего назначения, потому что за это время в мэрию пришли четыре начальника цеха с  «Северстали».  На самом деле нет. Просто к нам на «Северсталь» обратилась Елена Осиповна [Авдеева – бывший мэр, ред.] с просьбой помочь с кадрами. Мы подобрали людей, помогли. А потом меня самого назначили мэром, а четверо северсталевцев, те, кого я знал, к тому времени уже работали в городской администрации.

Вот Вы говорите «немногих поменяли». Но! В автоколонне – новый начальник, в трамвайном парке, в ДЖКХ, в САТе и ещё много где.

— Но это же не «ближний круг».

— Очень даже ближний. Это люди, с которыми я общаюсь каждый день. И это люди, от которых зависит жизнь и ситуация в городе. Они находятся на самом «острие атаки».

А есть те коллеги, которых вообще не надо менять. Например, у нас  прекрасный зам по экономике Александра Гуркина, изумительная женщина, профессионал с большой буквы. Ей задаёшь вопрос – у неё три варианта ответа: вот решение «в лоб», вот обходной путь, а вот ещё третий вариант. Мне остаётся только выбрать и принять решение.

 

Вызов

— Когда вам поступило предложение стать мэром, долго ли Вы сомневались, решали? Или это было предложение, от которого нельзя отказаться?

— Нет, сомневался недолго. Надо уметь находить интерес в любой работе. У меня за всю жизнь ни разу не было неинтересной работы. Можно ж было прийти сюда и плакать: денег нет, бюджет маленький. Но мы ж не плачем, а делаем. И при бюджете, который был, сделали в городе довольно много улучшений. А в следующем году сделаем вдвое больше.

— Но ведь Вы пошли с поста гендиректора «Северстали» на пост мэра с очень большим понижением в зарплате.

— Ну и что?

— Материальный фактор немаловажен.

— По-другому на это смотрю — я довольно обеспеченный человек. Мне уже больше интересно внутреннее развитие, и управление городом для меня — это новая задача. То есть – смогу ли я с ней справиться? Смогу ли сделать наш город лучше совместно с нашей командой? Для меня это вызов.

— То есть вы пошли в мэры только ради вызова?

— Для меня это совершенно новая стихия. И очень интересная. Но раньше она была для меня «тёмный лес». А тут оказывается, надо косить траву, нужно строить дороги, восстанавливать парки. Или – определить: лучше делать карточные ремонты, но много, или капитальные, но меньше? Определить: деньги на строительство или на поддержание? Как построить два новых техникума, новый дворец боевых искусств? И чтоб построить так, чтобы все ахнули: вау! Да, наверно, я хороший хозяйственник, как говорят, но, признаюсь, за год  город полностью ещё не узнал. И это вызов для меня. Хотел бы, чтобы, когда уйду с должности мэра, остался хороший след.

— И об этом как раз следующий вопрос. Практически каждый мэр ассоциируется у череповчан с каким-либо объектом. Михаил Ставровский – с Ледовым дворцом, Олег Кувшинников – с новым мостом через Ягорбу и транспортными развязками. С чем бы Вы хотели, чтоб Вас ассоциировали?

— С новыми спортивными и образовательными объектами, транспортом и озеленением… Мы понимаем, что нужно в ближайшие годы строить пять школ и 11 детских садов. Нам нужно строить и спортивные объекты, чтоб занять молодёжь. Чтобы она не болталась по торговым центрам. А то заходишь и видишь: сидят с кока-колой и чипсами. От безделья скамейки раскрашивают, остановки ломают. Надо эту энергию направить в мирное, спортивное русло.

Жилья нужно больше строить. Сейчас мы будем отдавать под застройку целые микрорайоны. Чтобы застройщик делал там всю инфраструктуру целиком, в том числе и проезды, и скверы. Вот, например,107 микрорайон. Там застройщик построит не только жилые дома, но и сделает бульвар, сквер, а также несколько пристроек под детские сады на сто мест каждый. И ещё городу от этого достанется несколько квартир для врачей.

 

«Мы всё сделали правильно»

— Можете ответить однозначно: Вы верите в пандемию? Только честно.

— Да.

— Почему?

— Это сейчас всё более или менее спокойно. Но ведь показывали по телевизору, что творилось в Штатах, в Италии, Испании. Я не думаю, что это было шоу – с одной целью, чтобы нас напугать. И смотрел на цифры аналитиков, которые прогнозировали, что будет у нас, если мы пойдём по условному испанскому пути. Смотрел и думал. Во-первых, тогда у нас заканчивалось четвёртое кладбище. Его оставалось всего на несколько месяцев. А пятого кладбища в тот момент и в помине не было. Во-вторых, когда видел цифры, которые рисовали аналитики, то мне становилось страшно: где народ хоронить будем? И первые два месяца пандемии было очень некомфортно. Но хорошо, что мы удержали Череповец. И наш губернатор – молодец, он сделал всё правильно и вовремя.

Первые дни мы не знали, что делать. Не было же учебников и готовых решений. Одни кричали: закройте город! Другие: да как это можно?! Но, повторюсь, мы сделали всё правильно. Сначала поставили посты на въезде в город, которые разворачивали иногородние машины, бесцельно едущие к нам. Потом придумали, как «закрыть» ж/д вокзал, затем поставили палатки, чтобы тестировать всех приезжающих. Много чего сделали…

— Вы сказали, что не знали, что делать в первые дни «пандемии». То есть была растерянность?

— Нет. Скорее, беспокойство. Даже не страх, а именно очень большое беспокойство: что будет в городе? Что будем делать? Куда будем хоронить? Больниц не хватит. Масок нет, костюмов нет. ИВЛ мало. Это потом – спасибо «Северстали» и «ФосАгро» появилось всё необходимое и в достаточном количестве. Причем мы даже не успевали просить у этих предприятий, они сами буквально каждую неделю спрашивали: чем помочь?

— Сейчас, оглядываясь назад, можете сказать, были ли ошибки?

— Результат показал, что нет.  Мы удержали ситуацию в городе. У нас не было переполненных больниц и кладбищ. Я даже горд за этот результат и одновременно искренне благодарен нашим горожанам, которые нас послушали. Вспомните, когда объявили карантин, когда губернатор ввёл особое положение, у нас же в городе две-три недели вообще была тишина, автобусы ходили пустые. Люди послушали нас и сидели дома. Это помогло. Кто-то, конечно, был не согласен, но большинство всё сделали правильно.

Возвращаясь назад, я думаю, что всё, что мы делали, надо было делать быстрее. Например, мы быстрее могли бы поставили посты и найти больше больных, которые ехали в Череповец.

— А что удержало Вас от введения пропускного режима? Ведь, как известно, всё было к этому готово.

— Здравый смысл. Один очень умный человек, мой учитель по жизни, сказал мне: не делай глупостей, прежде чем принять решение, подумай. Да, мы были готовы, чтобы объявить пропускной режим в Череповце, были заготовлены пропуска. Но, слава Богу, не потребовалось.

Прокомментируйте Ваше запомнившееся всем высказывание на гордуме, когда Вы накануне Дня Победы заявили, что к празднующим будет применён ОМОН. Вы действительно были готовы применить ОМОН против горожан, вышедших на улицу праздновать День Победы?

—  У нас любят выхватывать из контекста. Я сказал это не в преддверии Дня Победы, а на Первое мая. Наши местные коммунисты направили в мэрию документ на согласование демонстрации. Мы ответили, что ничего не согласуем, а если они всё же вдруг будут проводить митинг, то подключим правоохранительные органы.

— То есть если бы люди вышли праздновать День Победы, то меры бы к ним не применялись?

— Да наши горожане все же здравые люди, умные и понимают, что не надо раскачивать ситуацию.

— Насколько сильно ударила ситуация с пандемией по городскому бюджету?

— Сначала мы планировали, что при нашем бюджете собственных доходов в 3,5 миллиарда проседание по доходной части будет порядка 800 миллионов рублей. Это очень много. Но нас спасло то, что у нас есть «Северсталь» и «ФосАгро». Поступление большей части налогов обеспечили именно они. Самую большую часть доходов в бюджете города составляет НДФЛ. «Фосагро» и «Северсталь» исправно платили этот налог, и сегодня мы видим, что просадка по бюджету будет вдвое меньше – около 400 миллионов. Как будет развиваться ситуация дальше, пока не знаю, но, очень надеюсь, что хуже уже не будет.

— Ваш прогноз: будут ли снова введены ограничения, запреты на профессии? Ведь нас снова начинают пугать «второй волной» коронавируса.

— Понятно, что с приходом холодов будет сезонная вспышка ОРВИ, возрастёт и количество заболевших коронавирусом. Но если все будут делать всё правильно, то, думаю, ситуацию мы удержим, и ввода ограничений не потребуется. Но, мы предполагаем, а Бог располагает!

 

Перед Богом и Путиным

— Кстати, Вы верующий человек?

— Да. Я сознательно крестился в сорок пять лет. А в моём кабинете стоит икона моего святого.

— Тогда вопрос, который обычно задаёт Познер своим собеседникам: что Вы скажете, оказавшись перед Богом?

— Я бы спросил, где не доработал и где был неправ.

— А оказавшись перед Путиным?

— Наверное, попрошу что-то важное для нашего города, чтобы он  стал ещё лучше.

— Вам, кстати, не удалось как-то пообщаться, когда он приезжал в Череповец?

— Нет.

 

В принципиальных вопросах советуюсь с губернатором

— Рассматриваете ли Вы для себя возможность пойти в качестве кандидата на выборы губернатора?

— Давайте так: сначала нужно стать хорошим мэром. А чтобы это сделать, на мой взгляд, нужно проработать на этом посту несколько лет, чтобы всё до конца понять в городском хозяйстве. А там жизнь покажет.

— Чисто гипотетический вопрос. Допустим, что-то пошло не так, и Вы ушли в отставку с поста мэра. Каким может быть Ваше следующее место работы? Скажем, Вы сможете вернуться на «Северсталь»?

— Теоретически да. Правда, не знаю, на какую позицию. И я не исключаю такой вариант.

— Если бы у Вас был глобальный карт-бланш, кого бы взяли в мэрию?

— У меня и сейчас практически карт-бланш. И меня устраивает наша команда. Например, первый зам Дмитрий Лавров — самый первый помощник в развитии города. Он очень хорошо в этом понимает. Бывает, что мы с ним спорим, и частенько ему удаётся убедить меня в своей правоте.

— Чувствуете ли Вы себя независимым в принятии решений?

— По большей части, да. Однако в самых принципиальных и важных вопросах я советуюсь с губернатором. Это человек, который долго работал мэром и много сделал для нашего города. У него огромный опыт государственной службы. В этом смысле я ему и в подмётки не гожусь. Он прекрасно ориентируется в политике и экономике. Поэтому частенько обращаюсь за советом.

 

Личного повара у нас нет

— О Вашей семье практически ничего неизвестно. Можете немного о ней рассказать?

— Мало известно, потому что, признаюсь, не люблю говорить о личном… У меня двое детей. Старшему сыну скоро тридцать, он работает на «Северстали». Дочке — скоро двадцать. Она студентка ЧГУ. Учится на отделении английской лингвистики. Уже сейчас занимается репетиторством.

— Учится в ЧГУ? Существует стереотип, что люди Вашего достатка стремятся отправить своих детей на учёбу за границу…

— Отнюдь. Мой сын также заканчивал ЧГУ,  и дочка получает образование там, а сам я заканчивал Вологодский политех. Затем получил второе высшее. Причём в вечерней форме, работал до пяти вечера и каждый будний день – с шести до полдесятого – учился в череповецком филиале Санкт-Петербургского государственного технического университета. И заработал второй красный диплом.

— А чем занимается Ваша жена?

— Когда мы с ней познакомились, она работала воспитателем детского сада. Я тогда, придя после 2-х лет армии, учился на пятом курсе Вологодского политеха. Мне тогда было уже двадцать четыре. И на пятом курсе было модно жениться.

Последним местом работы моей жены был наш университет, отдел докторантуры и аспирантуры. Часто приходил домой, а она, уставшая, сидит с красными глазами за компьютером. И за два года мне удалось уговорить-таки её оставить работу. Сейчас она просто домохозяйка. Она прекрасно управляется. Кто-то удивляется, почему у нас нет собственного повара, домработницы и проч. В этом нет нужды. Моя жена отлично готовит.  А ещё у нас есть кошка, почти член семьи.

— Породистая?

— Сфинкс. Дети моего друга как то сказали: а когда мы пойдём к дяде Ваде смотреть лысую кошку? У нас с женой аллергия на шерсть, поэтому решили взять именно сфинкса. Давно уже, лет десять назад.

 

Подчинённым улетают смс-ки с указаниями

— С Вашим приходом очень изменился стиль общения с горожанами  в соцсетях. Так, «это фиаско, братан», прозвучавшее с Вашей официальной страницы «ВКонтакте», запомнилось всем.

— Если Вы спросите, сам ли я пишу «ВКонтакте», то отвечу честно: нет. У меня есть помощник Сергей Климушкин, который готовит новости и сообщения.

— Но контролируете?

— Да, конечно. Ни одна новость не выходит, пока я её не согласую. Могу что-то добавить или убрать, переставить и поменять.

— Читаете ли Вы комментарии, которые оставляют на Вашей странице череповчане?

— Каждый вечер. Обычно часов в одиннадцать-полдвенадцатого.

— Берёте ли что-либо себе на карандаш?

— Да. В тот же вечер от меня моим подчинённым улетает несколько смс-ок с указаниями прореагировать на тот или иной комментарий горожан.

Эдуард АБРАМОВ.

Поделиться в :
Дата: 05.10.2020

©2009-2017 Все права защищены. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна