Яндекс.Метрика «Отдайте ребенка!» | Череповецкая истина
ОФОРМИТЬ ПОДПИСКУ
 |  | 

«Отдайте ребенка!»

Автор:ЧИ

«Отдайте ребенка!»

На прошлой неделе всю страну потрясла история череповчанки Елены Шишиной. У женщины, живущей в Швеции, тамошние соцслужбы отобрали годовалую дочь и поместили в приют. Шведская «опека», со слов Елены, утверждает, что главной причиной изъятия малышки из семьи стало то, что мама выезжала на Родину, в Череповец, для обследования девочки. Семейный суд, со слов матери, расценил это как вопиющий акт «недоверия к шведской медицине». На Елену даже завели дело.

 

«Они шпионили за мной»

Сорокатрёхлетняя Елена Шишина и её муж-белорус Виталий Битель эмигрировали в Швецию несколько лет назад. Там они получили гражданство Королевства, но и от гражданства своих стран не отказывались. В Швеции у них родилась дочь Лиза. Сейчас ей год и два месяца.

Как рассказывает череповчанка, еще в роддоме у Лизы появились проблемы с пищеварением и колики. Но сколько бы они ни обращались к врачам – единственным результатом стала жалоба медиков в службу опеки. Шведские эскулапы заподозрили у девочки депрессию… из-за чрезмерной  заботы мамы.

«К нам стал приходить домой «социаль» (шведские социальные службы). Они шпионили за мной, как я держу ребенка, как я кормлю ребенка. И, в общем, сделали такие выводы: что у ребенка депрессия, а мама не может понимать сигналы», — рассказала Елена.

 

Роковое обстоятельство

Ребенок уже ослаб, отказывался есть, и тогда лечить дочь Елена поехала в Череповец к родителям. Российские специалисты провели все необходимые исследования и определили, что у ребёнка аллергия на молоко. Мама сразу же изменила питание малышки, и дело пошло на поправку. После обследования в России Елена с дочкой Лизой вернулась обратно в Стокгольм. Это и стало роковым обстоятельством.

«Мы сказали о диагнозе российских специалистов нашему стокгольмскому врачу. Нас тут же взяли в оборот. Только вот покушали буквально, звонок в дверь. Я, не подозревая ничего, открыла дверь. На пороге стоят трое полицейских и два работника социальной службы. Все, мы пришли забирать Лизу, объявили мне», — говорит Елена.

Елену обвинили в чрезмерной опеке. Якобы ребенок здоров, а вот мать тревожная. На выписки и результаты анализов из России медики не стали даже смотреть.

В свою очередь, детский психолог Наталья Наумова считает, что у детей в таком возрасте нельзя определить депрессию, потому что ее просто не бывает.

 

Бизнес на детях?

У Лизы вполне благополучная семья. Оба родителя работают, проживают в комфортной квартире. У них есть еще старший сын — с ним, кстати, проблем не возникало. Но Елена подозревает, что годовалые дети – ходовой товар в Швеции, и на них там очередь на усыновление. Она думает, что местные шведские коммуны рассматривают детей «как способ обогатиться» и зарабатывают на таких изъятиях огромные бюджетные деньги. Своими мыслями она поделилась с представителями международного движения «Русские матери», о чем они и написали на сайте http://www.russianmothers.ru/.

Со слов Елены, ее даже не пригласили в суд, где решался вопрос об изъятии. Сейчас семья обратилась в российское посольство в Стокгольме, которое уже направило письмо в соцслужбу. Но непробиваемая, защищенная государством система не признает ошибок. И, прикрываясь заботой о детях, там обещают лишь работать усерднее. Решение суда мать Лизы попытается оспорить. Но до рассмотрения апелляции еще два месяца, в течение которых отрицающая проблему шведская опека продолжит травить ребенка молочными смесями.

 

«Тяжёлая артиллерия»

Когда история получила широкий общественный резонанс, к решению конфликта подключилась уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова. Она выясняет, при каких обстоятельствах у россиянки изъяли её годовалого ребенка.

Проверка также поручена сотрудникам следственного отдела по Череповцу СУ СК РФ по Вологодской области. Следователям предстоит детально проверить условия жизни и воспитания ребенка в период пребывания семьи в Вологодской области, изучить медицинскую документацию и дать юридическую оценку сложившейся на территории региона ситуации.

Кроме того, уполномоченным по правам ребенка в Вологодской области решается вопрос об оказании женщине необходимой правовой помощи и юридической поддержки.

 

Другое мнение

Как бы то ни было, пока мы знаем ситуацию лишь со слов матери Лизы. Ее позиция, безусловно, понятна – она борется за своего ребенка, и в этой борьбе не остановится ни перед чем. Когда будут готовы результаты проверки Следственного комитета, когда сделают свои выводы омбудсмены, мы обязательно их опубликуем.

В то же время, мы не можем доподлинно знать обстоятельства происшедшего и мнение другой стороны. Поэтому мы попытались найти объяснения этого с помощью людей, которые живут в Швеции давно, и обратились к нашей землячке Анне Свенсон, родившей там детей и не имевшей, как она говорит, никаких проблем с социальными службами.  Мы дали ей ознакомиться с материалом, и попросили прокомментировать рассказ Елены.

«Я прочла материал и была неприятно озадачена. Я даже поговорила со своим шведским мужем, чтобы узнать его мнение и попробовать разъяснить ситуацию. Однозначно все то, что написано, не может быть правдой, но как всегда дьявол кроется в деталях. Ребенка отобрали, здесь нет сомнений. Но почему?

Выгоды, как думает Елена, у коммуны быть не может, а как раз наоборот. Если ребенок остается без родителей, то ему находят приемных родителей, которые могут быть опекунами и получать за это хорошие деньги. Если они захотят усыновить ребенка, то финансовая поддержка исчезает. По закону если ребенок хочет вернуться к своим биологическим родителям, например, когда подрастет или когда причина отнятия ребенка исчезает, у биологических родителей остается право на этого ребенка, а приемные родители могут его попросту потерять. То есть выгода в усыновлении ребенка по вымышленным причинам очень маловероятна и не надежна. О каком «бизнесе на детях» вообще может идти речь!?

Нужно брать также в расчет менталитет или, так сказать, манеру общения в России и Швеции. Здесь очень спокойные люди и лишний раз на скандал не идут, в отличие от россиян, хотя все бывает, конечно. Если мать начала истерить и вести себя неадекватно в общении с людьми (например, с представителями социальной службы), то они в принципе могут сделать вывод, что она может быть опасна для ребенка и забрать его до выяснения ситуации. Правда, должны быть весомые аргументы.

Что касается врачей, которые возмутились обследованием в другой стране, то этого также не может быть. У меня здесь есть знакомая родом из Челябинска, которая обследовалась на родине по поводу аневризмы пищевода. Приехала сюда с анализами и снимками, и ей здесь сделали операцию бесплатно, никто слова не сказал, что она сделала обследование в другой стране.

Елена рассказывает, что якобы шведские врачи не приняли во внимание заключение русских врачей об аллергии на молочный белок. Напротив, замечу, что аллергия на молочный белок встречается здесь довольно часто и проверяется сразу при подозрениях. Вообще, шведы очень внимательно относятся к разного рода аллергиям, поскольку это очень распространенное явление. Поэтому девочку не могут кормить молочными смесями при такой аллергии. Вот это явная ложь. И вообще, объяснение всех проблем только этой аллергией совершенно не достаточное и странное. Этого просто не может быть по определению!

Психолог Наталья Наумова, чье мнение приводится выше, явно некомпетентна с заявлением, что у детей не бывает депрессии. Напротив, как утверждает большинство детских психологов, психоэмоциональные патологии стремительно молодеют. И у малышей часто депрессия проявляется как раз, как и в случае с Лизой — в виде плохого аппетита, частых приступов рвоты. Малыш плохо или совсем не набирает вес, наблюдаются как заторможенность, так и повышенная возбудимость. Мнения детских специалистов, в том числе и психологов, публикуются на популярном сайте its-kids.ru (см. https://its-kids.ru/byvaet-li-depressiya-u-detej.html)».

Эдуард АБРАМОВ.

Поделиться в :
Дата: 22.06.2020

©2009-2017 Все права защищены. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна