Яндекс.Метрика В ответе… | Череповецкая истина
ОФОРМИТЬ ПОДПИСКУ
 |  | 

В ответе…

Автор:ЧИ

В ответе…

Или «Отрава — Х»

На днях в распоряжение редакции попали очень интересные документы: копии допросов руководящих  сотрудников НИИ имени Сысина Минздрава России (ныне ФГБУ «ЦСП» Минздрава России), разрешивших, по сути, применение «Дезавида» в череповецком «Водоканале».

 

Тайное — явное

Сотрудниками следственного управления следственного комитета РФ по Вологодской области они были допрошены ещё осенью прошлого года, однако известно об этом стало только сейчас. В сентябре следователи регионального управления СК РФ специально выезжали в Москву, где допросили экс-директора НИИ имени Сысина Юрия Рахманина (ныне он главный научный консультант ФГБУ «ЦСП»), заведующего лабораторией эколого-гигиенической  оценки и прогнозирования токсичности веществ ФГБУ «ЦСП» Романа Мамонова и ведущего научного сотрудника этой лаборатории Зою Жолдакову.

Когда десять лет назад в НИИ имени Сысина обратились производители «Дезавида» за документами, разрешающими его применение в водопроводной воде, то сначала Роман Мамонов провёл некие «научно-исследовательские работы» и написал на основе этого диссертацию.  Затем по ней было сделано экспертное заключение о том, что «Дезавид» может являться средством для обработки воды в водопроводе. Его подписал тогдашний директор Рахманин. Подпись Жолдаковой стоит под испытаниями «Дезавида» на череповецком «Водоканале» в 2010 году. Именно после этих успешных  испытаний в Череповце стала применяться новая технология.

 

Ильин? Нет, не знаю…

Итак, в этих допросах есть крайне любопытные моменты. Например, следователь интерсуется: знакомы ли Вы, Зоя Ильинична, с Ильиным Сергеем Нарциссовичем, директором МУП «Водоканал», Череповец? На что ведущий сотрудник отвечает: «Нет, Ильин Сергей Нарциссович мне лично не знаком, впервые слышу о нём, ни в каких отношениях не состою». Это, позвольте, как? Напомним, подпись Жолдаковой стоит рядом с подписью Ильина на «Программе промышленных испытаний дезинфицирующего средства «ДЕЗАВИД концентрат» в процессе водоподготовки на водоканале г. Череповца».  И, повторим, именно эта программа испытаний открыла «Дезавиду» краник в череповецкий водопровод. И здесь возможны два варианта. Первый: Жолдакова врёт следователю о том, что не знает Ильина. А это чревато. Второй:  она не врёт. Но тогда получается, что её подпись на программе подделана? А это чревато для тех, кто подделал. В любом случае у следователей есть тема для размышления.

Также отказался от знакомства с Сергеем Ильиным и диссертант Мамонов. «Нет, Ильин Сергей Нарциссович мне лично не знаком, ни в каких отношениях с ним не состою», — заявил он следователю. Лишь экс-директор Рахманин признался, что знает главу череповецкого «Водоканала»: «Да, знаком. Мы в составе научных сотрудников НИИ приезжали в г. Череповец на научную конференцию, посвящённую гигиеническим проблемам окружающей среды. Дату знакомства по истечении стольких лет сейчас я не помню. Между нами сложились сугубо рабочие отношения».

Да, Рахманин признаётся, что знаком с Ильиным, но в то же время намеренно делает акцент на то, что у них сложились «сугубо рабочие отношения». Возможно. Но, например, та же Жолдакова за три месяца до подписания экспертного заключения вошла в патент по «Дезавиду». На лицо конфликт интересов, а проще говоря, коррупция.

 

Внимание: опасно!

Второй крайне интересный момент из допросов сысинцев. Все они признали, что «Дезавид» принадлежит ко второму (!) классу опасности. «При хроническом действии – санитарно-технологический признак вредности, 2 класс опасности», — утверждает под роспись диссертант Мамонов. А какое же ещё может быть его действие, как не хроническое, если люди вынуждены пить воду с «Дезавидом» на протяжении уже десяти лет?!

«Это высокоопасные вещества. Летальная пероральная доза таких веществ составляет 15–150 мг/кг в зависимости от характера вещества, а кожная – 100-500 мг/кг. Эти вещества несут большую опасность для человека и для животных из-за своего разрушительного действия», — таково определение второго класса опасности.

Предельно допустимая концентрация веществ второго класса опасности – 0,03 миллиграмма на литр. В череповецкой водопроводной воде она в десятки раз больше.

С сысинцами и «Водоканалом» понятно, но у нас есть вопросы к региональному следственному управлению, проводящему доследственную проверку по «Дезавиду» аж с весны прошлого года. Почему, скажем, не развита тема с показаниями Жолдаковой? Повторимся, она или врёт следователю, или её подпись подделана. Почему следствие спокойно отнеслось к тому, что трижды игнорируются запросы  за подписью руководителя СУ СК РФ Вологодской области генерала-майора Эдуарда Шрамко в федеральный Роспотребнадзор, где он требует предоставить копии документов, разрешающих применение «Дезавида»? Почему оживление в работе регионального  СУ СК наступило только после обращения инициативной группы «Стоп, «Дезавид!» лично к руководителю Следственного комитета РФ  Александру Бастрыкину.

Эти вопросы мы задали следственному управлению. Но ответа, увы, не получили.

А Череповец тем временем остаётся одним из немногих городов, где для очистки водопроводной воды применяется «Дезавид»,  «вещество, несущее большую опасность для человека и для животных из-за своего разрушительного действия».  В большинстве городов, где производители этого высокоопасного вещества второго класса опасности предлагали использовать его в аналогичных целях, местные «Водоканалы» отказались.

Эдуард АБРАМОВ.

 

Поделиться в :
Дата: 28.06.2019

©2009-2017 Все права защищены. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна