Яндекс.Метрика Приставы или отравители? | Череповецкая истина
ОФОРМИТЬ ПОДПИСКУ
 |  | 

Приставы или отравители?

Автор:ЧИ

Приставы или отравители?

Череповчанка написала прокурору Вологодской области заявление, в котором пожаловалась на действия судебных приставов, отравивших, по мнению женщины, её собаку.

 

Долг

Недавно выйдя на пенсию,  Марина Тимофеева переехала в собственный дом в Яганово под Череповцом. Ещё у Марии Ивановны был автомобиль «Матиз», который она купила на наследство от отца, и любимая кавказская овчарка Дели, в которой женщина просто души не чаяла.  Дели к тому времени уже исполнилось семь лет, и за эти годы она без преувеличения стала членом семьи.

— «Матиз» был оформлен на мужа, с которым мы сейчас живём отдельно. Он живёт в Череповце, я в Яганове, — рассказывает Марина Тимофеева. – Но машина всегда была в моём личном пользовании и стояла во дворе моего дома.

Переоформить «Матиз» на Марину Ивановну экс-супруги то ли не успели, то ли не посчитали нужным, так как и после развода сохранили нормальные отношения.

Но в один момент у бывшего мужа Марии Ивановны возник долг перед государством в тридцать тысяч рублей, и судом этот долг был обращён на «Матиз», который, как уже говорилась выше, принадлежал ему лишь формально. Судебные приставы, которым пришёл исполнительный лист, выяснили, что машина находится в Яганово.

 

Варвары?

В один из дней судебные исполнители пришли арестовывать микролитражку Марии Ивановны. Самой хозяйки в это время дома не было. Дом охраняла преданная и обученная  Дели, привязанная на цепь во дворе.

Вернувшись из гостей, Марина Ивановна обнаружила, что замок на калитке забора сломан. «Матиза», стоявшего у дома, не было. Как выяснилось позже, автомобиль на эвакуаторе увезли приставы. Это они, придя в отсутствие хозяйки к ней домой, сломали замок и увезли машину.

Дели лежала без движения на земле. Было очевидно, что животное находится под воздействием каких-то препаратов и что собаке плохо. Хозяйка на руках перетащила сорокакилограммовую Дели в дом.

— Три дня подряд собака проспала, — рассказывает Марина Ивановна. – Я такой вялой и больной её никогда не видела. Это всегда была живая и подвижная собака. Она так любила играть, что иногда приходилось даже унимать её. «Дели, когда хоть ты повзрослеешь?», говорила я ей…

Когда Марина Ивановна пыталась покормить собаку, ту начало рвать.

— Я давала Дели, то, что она всегда ела с удовольствием, но она раскладывала еду между лап, а есть не могла, так как её сразу же выворачивало, — плача рассказывает о мучениях собаки хозяйка.

Практически не имея возможности есть, Дели мучилась ещё двадцать пять дней и умерла.

— Вы не представляете, что значила для меня Дели! — всхлипывает Марина Ивановна. — Я месяц проплакала после её смерти. От нервного расстройства мне пришлось даже лечь в больницу. Я была просто убита горем и не могу оправиться до сих пор.

У хозяйки собаки несколько версий, что могло произойти:

— Подозреваю, что чтобы зайти на двор, куда их не пускала Дели, приставы дали ей какую-то отраву.  Хотя вряд ли Дели могла взять еду из чужих рук. Да и она у меня всегда накормлена была, чтобы позариться на лишний кусок. Скорее всего, приставы не подходили к собаке. Они люди трусливые и, вероятно, просто выстрелили в неё из-за забора дротиком с парализующим веществом. Но они же должны были после этого дать собаке антидот! Ведь парализующий препарат разрушительно действует на все внутренние органы животного. Что, скорее всего, и произошло…

Марина Тимофеева написала заявление прокурору Вологодской области, где попросила привлечь к ответственности лиц, причастных к краже её имущества («Матиза»)  и причинению вреда её собаке.

Да, арест автомобиля и его эвакуацию Марина Ивановна расценивает именно как кражу. Ибо на её частную территорию приставы проникли в её отсутствие, без её на то разрешения и тайно увезли автомобиль, по сути, принадлежащий ей. Но больше всего Марине Ивановне хотелось, чтобы приставы понесли ответственность за гибель любимой собаки.

 

«Я боюсь этих людей»

— Прокуратура, приняв моё заявление, дала поручение разобраться Следственному комитету, а тот спустил дело нашему участковому, — рассказывает Марина Ивановна. – Но он как-то странно ко всему подошёл. Во-первых, вместо того, чтобы разбираться, он пытался меня убедить, что собака старая, сама бы скоро умерла, и мне нечего расстраиваться. Во-вторых, как мне известно, участковый зачем-то звонил моему бывшему мужу и просил его сказать, что он не имеет претензий к приставам. Уполномоченный объяснил, что это нужно, чтобы «закрыть дело»…

— В общем, видя, что все вокруг повязано, я не стала дальше куда-то писать. Потому что боюсь этих людей… В доме я живу одна. При Дели мне было не страшно. Но сейчас… Что они сделали с собакой, могут сделать и со мной, — заключает Марина Тимофеева.

Женщина лишилась единственного настоящего и верного друга… А злополучный «Матиз» приставы продали за двадцать одну тысячу рублей.

Данил ГЛУХОВСКИЙ.

 

Поделиться в :
Дата: 03.06.2019

©2009-2017 Все права защищены. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна