Яндекс.Метрика Не пущать! | Череповецкая истина
ОФОРМИТЬ ПОДПИСКУ
 |  | 

Не пущать!

Автор:ЧИ

Не пущать!

С дубинками на 74-летнюю противницу строительства ЦБК вышла охрана «Рощино».

К нам в редакцию приехала старший научный сотрудник Северного НИИ лесного хозяйства Надежда Улиссова и рассказала о ситуации, в которую она попала из-за того, что является противником строительства ЦБК на Рыбинском водохранилище. 

 

Питомник Улиссовой

В начале 70-х годов по приказу Гослесхоза по всей территории Советского Союза была организована масштабная исследовательская программа, суть которой можно описать на примере Шухтовского питомника под Череповцом.  В 1975-76 годах пятьдесят гектаров в Судском лесничестве были засеяны семенами лесообразующих культур из различных регионов. Учёные наблюдали, какие ёлки и сосны – архангельские или, скажем, калининградские – лучше приживаются на вологодской почве и в этом климате. Наиболее живучие и способные к адаптации породы выбирались для лесовосстановления.

На протяжении двадцати лет на этом участке научную работу проводила Надежда Улиссова. Причём так успешно, что эти пятьдесят экспериментальных гектаров в Шухтовском питомнике были даже официально названы в честь неё. Не бросила Надежда Владимировна свои сосны и ёлки и тогда, когда вышла на пенсию. Она устроилась общественным пожарным сторожем в Судском лесничестве и каждое лето приезжает из Архангельска, где живёт, под Череповец, чтобы охранять лес от пожара. Для этого ей был выделен домик лесника рядом с бывшей базой отдыха «Рощино».  Затарившись продуктами на всё время проживания, Надежда Владимировна по три-четыре месяца в год жила в этом доме одна в лесу за несколько километров до ближайшего населённого пункта, получив даже прозвище «Агафья Лыкова» по имени известной отшельницы.

 

«ЦБК погубит водохранилище»

Когда только появилась первая информация о строительстве ЦБК, Надежда Владимировна начала протестовать. Как учёный, она отчётливо осознавала все губительные последствия, коими может обернуться деятельность целлюлозно-бумажного комбината для Рыбинского водохранилища в частности и для окружающей среды в целом.

— Сначала я посмеялась над авторами идеи строительства ЦБК здесь, — рассказывает Надежда Улиссова. – Эти люди совершенно не разбираются, где можно строить такое предприятие, где нельзя ни в коем случае. В водохранилище нет направленного движения воды, поэтому вся гадость от ЦБК будет здесь оставаться, накапливаться и гнить. Они говорят, что будут мощные фильтры, которые минимизируют количество отходов от комбината. Глупости! Подобные фильтры очень дорогие. Возможно, поначалу и поставят, чтобы пройти приёмку и запустить комбинат. Но через какое-то время их нужно будет менять, а, судя по существующей практике, этим часто пренебрегают.

 

Писала Путину и Кувшинникову

Надежда Улиссова написала несколько обращений губернатору Олегу Кувшинникову и президенту Владимиру Путину, где привела свои аргументы против строительства ЦБК.

— Я получила от них отписки. Я звонила заместителю директора «Свезы» Френкелю, но тоже не услышала конкретного ответа. Однажды мне удалось даже пообщаться с Алексеем Мордашовым, — говорит Надежда Владимировна. – В одной из групп, посвящённой ЦБК,  от имени «Свезы» и Мордашова рассказывалось, что сбросы ЦБК могут даже быть полезны и служить кормом для рыбы. Я написала: «Вот Вас, Алексей Александрович и накормим этой рыбой». Он ответил: «Спасибо, Надежда».

Случайно или нет, но проблемы у Надежды Владимировны стали появляться с началом её протестной деятельности. Пенсионерку-общественного пожарного начали выживать из домика. Сперва – «культурно». Признали абсолютно крепкий дом аварийным и по этой причине запретили в нём жить. Однако пенсионерка  и в «аварийный» дом продолжала приезжать и охранять лес. Тогда ей отключили электричество. И уже три года, когда приезжает на очередную «вахту», отважная пенсионерка  живёт без света.

 

От ворот поворот

Однако в этом году борьба с непоколебимым защитником леса и водохранилища  достигла апогея. Дело в том, что единственная дорога к домику лесника ведёт через бывшую базу отдыха «Рощино», и только охрана может пропустить машину через эту территорию. Надежда Владимировна перед выездом и Архангельска, зная существующие порядки, заблаговременно позвонила в «Рощино» с просьбой пропустить через пост охраны её машину.

— Но мне сказали, что получено указание ни в коем случае меня не пускать. Я спросила у начальника охраны «Рощино», кто дал такое распоряжение.  Он ответил, что не имеет права говорить. Если меня не пустят к дому, я вырою землянку и буду в ней жить. На моём участке растёт черничник, поэтому за ягодами туда приезжает много народу. И если, не дай Бог, случится пожар, я засужу всех, кто будет препятствовать выполнению мною моих обязанностей, — говорила Надежда Владимировна, сидя в редакции непосредственно перед  отъездом в Рощино.

Через пару часов она позвонила уже «с места событий»:

— Навстречу мне вышли несколько человек охраны базы. С дубинками. Они преградили путь нашей машине и не пустили проехать через территорию.  Мы с мужем попробовали, оставив автомобиль, пешком обойти базу с другой стороны, но и там нас уже караулили.

В общем, охрана видимо, основательно подготовилась воевать с пенсионеркой. Даже с применением спецсредств в виде дубинок.

***

Несколько охранников против семидесятичетырёхлетней старушки — силы, конечно, неравные. Надежда Владимировна поставила палатку напротив поста охраны и собирается там жить до разрешения ситуации. Наверное, охране понадобится подкрепление…

Леонид САПКОВСКИЙ.

 

 

Поделиться в :
Дата: 31.05.2019

©2009-2017 Все права защищены. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна